Феминисткам и левым — и уж точно тем, кто склоняется к левому феминизму — очень важно и нужно еще раз проговорить для себя, зачем мы выходим на акции против запрета абортов. Это следует сделать, если мы (левые/феминистки/левые феминист(к)и), хотим получить в перспективе поддержку других социальных групп, а не проводить акции для себя.

И здесь мне кажется важным акцентировать внимание не на риторике в духе «мое тело — мое дело», какой бы простой для понимания и поэтому привлекательной она бы не казалась, а на риторике, так сказать, damage-prevention. Мне кажется, что вместо акцента на том, что аборт — это выбор, следует говорить, что аборт — это выбор от безысходности. И я бы делала акцент именно на том, что значит эта безысходность и какие условия создать, чтоб ее не было.

«Мое тело — мое дело» и  «нет пизды — не пизди» звучат, безусловно, заманчиво. Однако за этой броской риторикой не видно того ада, который побуждает женщин к абортам. Поэтому мне кажется, что следует говорить о том, что обычно женщины делают аборты не от хорошей жизни. Что женщина делает аборт не просто потому, что ей так хочется. Аборты делают, когда вынуждают обстоятельства.

Когда у тебя нет средств на содержание ребенка, потому что твоя зарплата (а она, кстати, меньше, чем у мужчины) не позволяет покупать памперсы, детское питание, вещи, и многое другое, а в перспективе — не позволит дать ребенку хорошее образование. Аборты делают, когда контрацепция недоступна: или слишком дорогая, или отпускается только по рецепту врача, а позволить себе консультацию у хорошего врача может не каждая. Аборты делают потому, что отсутствует сексуальное образование и люди просто не думают о контрацепции или забывают предохраняться, а потом обнаруживают сюрприз, позволить себе который или не могут, или нет времени, или другие обстоятельства, или все вместе.

К примеру, согласно статистике Guttmacher Institute, 98% небезопасных абортов происходят в так называемых «развивающихся странах». Там же имеем самое большое количество абортов на тысячу женщин. Тогда как самые низкие показатели встречаются как раз в Западной Европе, ЮАР и Северной Европе: 12, 15 и 17 абортов на 1000 женщин соответственно. Также у Guttmacher Institute можно найти статистику, подтверждающую тезис о том, что доступная контрацепция во многом решает проблему абортов: в 82% случаев незапланированная беременность (данные по так называемым «развивающимся странам») — результат недоступности контрацепции.

Запрет абортов плох не столько потому, что у женщин отбирают право решать — что само по себе, конечно, плохо. Запрет абортов плох, потому что он повышает материнскую смертность, не решая ни одной из проблем, побуждающих женщин к прерыванию беременности.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.