«Крепость Европа» паникует и трубит во все стороны о «миграционном кризисе», который стал особенно заметен этим летом. В последние несколько месяцев внимание ЕС переместилось на юго-восток, особенно на границу между Сербией и Венгрией. Именно там тысячи беженцев переходят границу, чтобы достигнуть конечной цели своего нелегкого путешествия — богатых западноевропейских стран, таких как Германия или Швеция. К сожалению, из-за Дублинских положений III[1] сделать это чрезвычайно трудно. Ведь Венгрия обязана охранять границу ЕС и ловить нелегальных мигрантов, которые попадают на территорию страны.

Кроме того, пытаться попасть в Западную Европу еще и опасно, даже если беженцы уже преодолели долгий и трудный путь, чтобы пересечь заветную границу с ЕС. Свежее доказательство тому — смерть 71 человека от удушья в грузовике, найденном 27 августа в Австрии, рядом с австрийско-венгерской границей. По данным СМИ, большинство погибших — сирийские беженцы.

zesterdazs commemoration

 

«Крепость Европа»

Давайте разберемся, что же происходит в Венгрии и какова ситуация с беженцами в этой стране.

До 2012 года включительно беженцев в Венгрии было незначительное количество, поэтому на них особого внимания не обращали. Да, существовали центры задержания и лагеря, а также интеграционные центры; условия пребывания в них были довольно плохими, многие из них были переполнены, но правительство эту ситуацию молча игнорировало. Общество об иммигрантах говорило мало, ими занимались всего несколько НКО и, начиная с 2012 года, низовая группа Migrant Solidarity («Солидарность с мигрантами»). Естественно, ксенофобия также присутствовала, но наблюдалась она в основном среди жителей поселков, возле которых размещались центры задержания беженцев. Правые радикалы все также были заняты «проблемой» рома. Несмотря на это, большинство населения Венгрии к беженцам относилось нейтрально, и даже, согласно данным за сентябрь 2014 года, только 3% населения рассматривали иммиграцию как серьёзную проблему.

Действительно, до 2015 года основной поток беженцев приходился на другие страны — например, Испанию, Грецию и Италию. Но в связи с ужесточением мер охраны морских границ в Средиземноморье с помощью сторожевой собаки ЕС «Фронтекс» (вплоть до того, что европейские лидеры хотели запустить военную операцию, направленную на уничтожение лодок, которые находятся в Ливии, и которые потенциально используються для транспортировки беженцев в Европу через Средиземное море) беженцы переменили пути следования на более безопасные — через Грецию и Балканы. Здесь можно наблюдать так называемый «эффект воздушного шарика»: если шарик сдавить в одном месте, он раздуется в другом. Таким образом, когда Испания перекрыла путь между Африкой и Канарскими островами, пути в Европу переместились в район Сахары. И после этого проблемы Испании стали проблемами Италии и Греции. В первой половине 2015 года в южную Италию прибыли около 60 тысяч беженцев, в основном из Ливии, но лидеры ЕС все еще решают, как распределить квоты беженцев по странам ЕС. За тот же период в Грецию, по данным UNHCR, прибыли около 40 тысяч беженцев, в основном из Сирии, Ирака, Афганистана, Сомали — стран, в которых США и ЕС ведут войны. Здесь идет речь о беженцах от войны, а не об экономических мигрантах.

Так как Греция переживает кризис и не может справиться с наплывом мигрантов, то, согласно Дублинским положениям III, страна освобождается от выполнения этих положений. Поэтому беженцы не обязаны просить убежища в Греции и могут следовать далее в ЕС, и тогда следующая страна ЕС — кроме Болгарии, в которой беженцев поймают и снимут отпечатки пальцев — и будет той страной, в которой беженцам разрешено просит убежища. Только 25 августа Германия объявила, что приостанавливает действие Дублинских положений в отношении беженцев из Сирии, и это означает, что они могут попросить об убежище в любой стране ЕС.

Следующими странами после Греции, через которые можно попасть в ЕС, являются Венгрия и Хорватия. Поэтому в Венгрии количество беженцев стало возрастать, достигнув пика этим летом.

Популизм ценой жизней мигрантов

Интересно, что резкое увеличение потока беженцев в Венгрию стало наблюдаться только с конца мая. Но в то же время антииммиграционную политику в Венгрии начали вводить намного раньше — еще в январе. Именно в январе премьер-министр Орбан, реагируя на убийство сотрудников журнала Charlie Hebdo в Париже, высказался на национальном телевидении о том, что «экономическая миграция — плохое явление для Европы, так как она приносит только проблемы и опасность для ее населения». Он также добавил, что заданная Брюсселем политика миграции является провальной. Не обошлось и без популистских заявлений вроде: «Венгрия не должна стать целью для иммиграции, а остаться Венгрией для венгров». Кроме того, Орбан заявил, что следует разделять беженцев на «истинных политических беженцев» и экономических мигрантов. Он решил вновь изобрести определение «экономических мигрантов», и посему заявил, что, хотя многие беженцы прибывают из стран, где идет война, к тому времени, как они достигают Венгрии, они уже не являются политическими беженцами, так как ранее они уже достигли таких «безопасных стран» как Греция, Македония или Сербия, где им физически ничего не угрожает. Правда, это заявление не спасло Орбана от того, что Венгрия все-таки осталась обязанной принимать беженцев по Дублинским положениям III.

Январские заявления и были первым шагом партии «Фидес» на пути к эксплуатации темы миграции и перетягивания голосов потенциальных избирателей на свою сторону. Зачем им это было нужно? Осень 2014 и весна 2015 года ознаменовались рядом коррупционных скандалов, и популярность «Фидес» стала уменьшаться, что было особенно заметно во время трех промежуточных выборов, на которых победили кандидаты от оппозиции. Вместе с падением популярности «Фидес» стала расти популярность праворадикальной партии «Йоббик».

Поэтому у «Фидес» и появилась идея вернуть себе популярность, используя одну из тем правой направленности. Так как тема рома была уже почти исчерпана, «Фидес» принялись за мигрантов. Первым серьёзным шагом стала «Национальная консультация по поводу иммиграции и терроризма». В мае 2015 года партия разослала 8 миллионов писем по всей Венгрии с опросником по поводу того, что же венгры думают о мигрантах. Венгров спрашивали, считают ли они, что Венгрия в скором времени может стать целью для террористической атаки, и нужно ли поддерживать иммигрантов или же венгерские семьи. С полным списком вопросов на английском можно ознакомиться здесь. С одной стороны, содержание данного опросника пропитано ксенофобной пропагандой и нагнетанием страха перед мигрантами. С другой стороны, сам проект опросника стоил налогоплательщикам 3 миллиона евро.

Идея этого опросника была узнать мнение народа по поводу мигрантов и принять его во внимание в дальнейшей политике. Ответы ожидались до 1 июня. Лишь малая толика ответов была прислана, и правительство даже не сообщило о том, что же ответил венгерский народ.

Борьба плакатов

Несмотря на значение результатов опросника, уже в начале июня правительство сделало следующий шаг в рамках темы миграции: напечатало и стало развешивать по всей Венгрии плакаты ксенофобного содержания. Всего было создано 1000 плакатов на венгерском (!) языке с тремя посланиями: «Если вы приезжаете в Венгрию, не отбирайте работу у венгров», «Если вы приезжаете в Венгрию, уважайте наши законы», «Если вы приезжаете в Венгрию, уважайте нашу культуру». Судя по языку плакатов, легко уловить, что эти послания на самом деле были направлены на тех, кто говорит на венгерском.

Одновременно с этим прогосударственные СМИ стали кишеть информацией об угрозе экономических мигрантов и о том, как они отбирают работу у венгров. Именно эта PR-кампания правительства вызвала широкую реакцию населения страны. Сначала в интернете, где появилось огромное количество мемов. Потом — и в реальности. Многие плакаты были либо сорваны, либо переделаны в первые же дни их появления на улицах. При этом люди проявляли недюжинную креативность в том, какие слова и буквы убирать. Яркими примерами могут послужить: «Если вы приезжаете в Венгрию, не ешьте печень венгров», «Венгрии нужна культура», «Если вы приезжаете в Венгрию, не забирайте Виктора Орбана» и тому подобное. Через некоторое время полиция стала арестовывать людей, замеченных в переделывании плакатов, за «вандализм» и отпускала после уплаты штрафа. В некоторых местах под плакатами даже дежурили полицейские патрули. И, да, эта кампания стоила налогоплательщикам Венгрии 1 миллион евро.

first posters 0

Budapest, 2015. június 7. A kormány bevándorlásról szóló, megrongált plakátja a főváros XIII. kerületében, a Népfürdő utcában 2015. június 7-én. Több helyen megrongálták a plakátokat, ezért a Fidesz feljelentést tesz bűncselekményre felbujtás miatt. Németh Szilárd, az országgyűlési képviselője felszólította Szigetvári Viktort, az Együtt elnökét és párttársait, hogy "ne uszítsák tovább az embereiket ilyen agresszív és törvénytelen cselekedetek elvégzésére". MTI Fotó: Marjai János

Ответом на данную кампанию стала антикампания пародийной партии «Партия двухвостой (двучленной) собаки». Посредством краудфандинга они собрали около ста тысяч евро в течение двух недель для того, чтобы напечатать и развешать по всей Венгрии свои плакаты. Тексты плакатов были как на венгерском, так и на английском. Примеры текстов на венгерском: «Если ты премьер-министр Венгрии, то уважай законы», «Здесь скоро будет построена космическая станция» (постеры в маленьком селе, откуда родом Виктор Орбан и где он недавно построил огромный стадион), «Иммигранты не работают и отбирают твою работу», «Я идти Венгрия, не забирать твоя работа», «Проконсультируемся! Пакш 2? Агентский файлы», отрывок из Библии «Я был голоден, и вы накормили Меня; Я хотел пить, и вы напоили Меня; Я был странником, и вы приютили Меня», отрывок статьи из закона о разжигании ненависти, а также совет Святого Иштвана герцогу Имре: «Страна с одним языком и одной культурой — слабая и хрупкая». И на английском: «Извините за нашего премьер-министра», «Приезжайте в Венгрию, мы уже работаем в Англии», «Добро пожаловать в Венгрию (закрыто по воскресеньям)» — это отсылка к недавнему закону о том, что все большие магазины в Венгрии должны быть закрыты по воскресеньям.

Sorry for our prime minister

 

space station

УВКБ ООН также запустило серию плакатов к 20 июня — Международному дню беженцев. На этих плакатах были изображены «правильные» беженцы, которые успешно интегрировались в венгерское общество.

Великая Венгерская стена

Дальше Венгрия прославилась проектом забора высотой 4 метра и длиной 175 км на границе с Сербией. Этот забор, обмотанный толстой натовской проволокой с острыми лезвиями по всей оси, до сих пор находится на стадии строительства, но в то же время он не является особой преградой для беженцев, которые находят пути, как преодолеть это препятствие. Правда, на венгерской стороне их отлавливает полиция и отправляет либо поездами, либо автобусами в лагеря. Многие беженцы вместо того, чтобы ехать в лагеря, едут в Будапешт, а потом пытаются любыми способами уехать на Запад. О ситуации в Будапеште речь пойдет ниже.

20150824 Röszke Menekültek migráns határ kerítés fotó:Koncz György

Если отбросить вопиющую моральную несправедливость идеи такого забора (сравните его с Берлинской стеной или забором между Палестиной и Израилем), то можно найти вполне разумную причину его строительства. И эта причина — чьи-то финансовые интересы.

Мы все еще помним, что Венгрия обязана выполнять функцию буферной зоны и защищать границы «крепости Европы» от нелегальных мигрантов. То есть Венгрия должна принять меры из-за своих обязательств перед ЕС. Поэтому она и строит забор и усиливает охрану границы полицией, а также активно отлавливает беженцев. Все это преподносится на блюдечке лидерам ЕС с жалобами на нехватку средств на то, чтобы по-настоящему защитить границы от беженцев. Но Венгрия предпринимает все возможное, да-да. Только количество беженцев очень большое, и вообще, согласно заявлению Орбана от 25 августа, то, как ЕС до сих пор выделяло деньги Венгрии на то, чтобы справиться с «миграционным кризисом», было унизительным. А так как для ЕС безопасность границ очень важна, скорее всего, у Венгрии есть шанс получить дополнительное финансирование в размере 85 миллионов евро.

Вопрос в том, куда это финансирование пойдет.

Если, например, взять тот же забор на границе с Сербией, то, по официальным заявлениям, его стоимость (материалы, работа) составила около 22 миллиарда форинтов или 70 миллионов евро. Если посчитать стоимость материалов, то она составит около 3,2 миллиона евро, земля, аренда машин для строительства, транспортировка рабочих составит около 1,6 миллиона евро, зарплата не считается, так как рабочие — это коммунальные работники. Если все суммировать, то стоимость составит 4,7 миллиона евро. Если эту сумму умножить на стоимость услуг, кумовства, взяток и тому подобного, скажем, в три раза, то стоимость будет 14,3 миллиона евро. И на всякий случай можно еще раз умножить в два раза, получится 28,6 миллионов евро. Теперь вопрос: куда подевались остальные 41,4 миллиона евро?

Пир во время чумы

А что же правые радикалы? Их ненависть к мигрантам растет. С одной стороны, они с радостью приняли политику правительства с постерами и сооружением забора, но в то же время они также обвиняют правительство в популизме и недостаточности их мер. Некоторые особо яростные последователи правых идей самостоятельно отправляются патрулировать южную границу Венгрии и унижать беженцев и волонтеров в приграничных районах. Они также устраивают демонстрации против беженцев. Однако контрдемонстрации также имеют место.

В то же время в общественном транспорте все чаще можно услышать обсуждения о том, насколько опасны иммигранты и что с ними нужно делать. То есть часть общества все же поддалась влиянию ксенофобной кампании правительства. Чего «Фидес» и добивался. Кроме того, вопросы о беженцах оттолкнули на задний план коррупционные скандалы и выставили правительство героем, который борется с угрозой и защищает людей от «нашествия мигрантов». Популярность «Фидес» снова начинает расти, и правительство празднует эту победу серией плакатов о том, как работают венгерские реформы. Один из плакатов гласит «мы не хотим нелегальных мигрантов»[2].

we do not want migrants - the latest poster campaign

Что дальше?

Каждый день не то что сотни, а тысячи беженцев достигают территории Венгрии. Только 24 августа полиция зарегистрировала (сняв отпечатки пальцев) 2093 беженца. В 2015 году в Венгрии были пойманы полицией около 140 тысяч беженцев.

refugee camp

 

Так как Орбан ранее заявил, что Венгрия не хочет принимать беженцев и вообще должна разрушить все существующие лагеря, вместо них соорудить палатки, а прибывающих беженцев депортировать за пределы страны, то возникла проблема с тем, где же беженцам остановиться в Венгрии. Кроме того, Венгрия является лишь транзитной страной, поэтому многие беженцы стараются как можно быстрее уехать в Австрию и далее. Многие стирают наждачной бумагой кожу на пальцах, чтобы венгерская полиция не смогла снять их отпечатки.

Keleti

 

Но, тем не менее, полиция и военные патрулируют границы и ловят беженцев. Полиция снимает беженцев с поездов, мотивируя это тем, что они не имеют права ехать без документов. Поэтому многие застревают на неопределенное время в Венгрии. В Рёжке, Сегеде и Будапеште особенно заметно большое количество беженцев на улицах. Например, в том же Будапеште, начиная с июня, многие беженцы практически живут на улице возле вокзалов, поэтому вокзалы стали больше походить на лагеря для беженцев. Среди них есть и маленькие дети.

migration aid

 

Гражданское общество не осталось в стороне: многие волонтеры, НКО и группы стали помогать беженцам в населенных пунктах с их наибольшим количеством. Например, в Будапеште сформировалась группа волонтеров Migration Aid, которые каждый день помогают беженцам решением административных вопросов, воссоединением семей, организацией временного проживания возле вокзалов, продуктами питания, средствами гигиены, медикаментами и одеждой. Некоторые низовые группы переделали свои помещения под временные центры для беженцев. По большому счету, гражданский сектор взял на себя обязанности правительства. Поэтому остается надежда только на обычных людей, в то время как правительство решает вопросы об очередном отмывании денег и повышении своего авторитета за счет чужой трагедии.

Примечания:

[1] Дублінські положення ІІІ — це закон Євросоюзу, що визначає, яка країна-член ЄС відповідає за розгляд прохання про статус біженця від людей, які шукають притулку в рамках Женевської конвенції. Зазвичай відповідальною державою є та, через яку шукач притулку потрапив до ЄС.

[2] См. больше в этой англоязычной статье на сайте Hungarian Spectrum.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.