26 октября был Международный день осведомленности об интерсексуальности. Разумеется, в Украине этого не заметили: об этом дне не знают. А даже если бы и знали, сомнительно, что кто-либо обратил бы внимание. Но незнание ни об этом дне, ни о существовании интерсексов не означает, что их действительно не существует. Интерсекс-люди есть, и их немало, но из-за табуированности темы, неосведомленности общества о том, кто такие интерсексы, и непонимания, что это просто такие же люди, они редко в открытую заявляют о себе. О том, с какими проблемами сталкиваются интерсексы в Украине, «Політична критика» говорила с украинской интерсекс-активисткой Юлией Пустовит.

Разговаривала Дафна Рачок

Интерсекс или гермафродит? Хотя в Украине бытуют оба термина, у меня сложилось впечатление, что в мире все-таки более жалуют термин «интерсекс», в отличие от «гермафродита», поскольку первый термин более нейтральный.

Нет согласованности в определении. Есть люди, например, которые называют себя хромосомниками, подразумевая, что они имеют хромосомные вариации; есть люди, которые не хотят быть интерсексами, а хотят быть DSD — disorder of sexual development. А есть люди, которые хотят быть интерсексами и хотят, чтобы все другие были интерсексами. Сам же термин «интерсекс» объединяет вариации на тему биологии: хромосомов, гормонов, анатомии. Так или иначе, это объединительный термин.

Относительно терминологии: мне кажется, что в Украине стоит остановиться на термине «интерсекс». Не разрабатывать DSD, как сделали в России: там существует диагноз НФП — нарушение формирования пола, это перевод и адаптация диагноза DSD. Мне кажется, что это, во-первых, менее травмирующе, а во-вторых, более информативно. Потому что гораздо проще на вопрос «Что такое интерсекс?» ответить, что это вариации во врожденных биологических, хромосомных или гормональных составляющих пола.

Кроме того, думаю, что в Украине стоит отказаться от термина «гермафродитизм», хотя в медицине это в ближайшее время вряд ли светит. Хотелось бы, чтоб СМИ и другие использовали скорее термин «интерсекс». Тут, конечно, может возникнуть сложность: интерсекс или интерсексуальный? Мне кажется, что «суальность» нужно убирать и говорить, например, интерсекс-люди, интерсекс-ребенок. Потому что «интерсексуальность» все-таки имеет другие коннотации, которые запутывают собеседника.

С какими проблемами сталкиваются интерсексы в Украине?

Главная проблема — это отсутствие информации на доступном языке. Русскоязычная и украиноязычная Википедия — это малоинформативные, часто несущие обидную информацию статьи, которые не содержат ссылок на современные исследования.

Я, например, почти не могу получить медицинскую помощь — по крайней мере, ту, что не касается зубов, рук и ног. Все, что касается внутренних органов, вызывает у врачей сомнения и удивление: «А вдруг у вас как-то не так органы расположены?» или просто «А вдруг у вас что-то не так? Мы не знаем, как вас лечить». Я обычно отвечаю, чтобы лечили меня по юридическому паспорту, где сейчас записано, что я — мужчина. Хотя, по моему глубокому убеждению, которое подтверждено современным исследованиями, это неверный пол.

Но сложность заключается еще и в том, что большинство врачей не интересует, что именно у меня болит, их интересует, почему я так выгляжу. И несовпадение моего внешнего вида с паспортными данными добавляет проблем. И я не уверена, что мои проблемы закончатся после смены паспорта. Почему-то большинство из врачей просто не в курсе, почему я так выгляжу. Были случаи, когда врачи предлагали мне купить диагноз «транссексуализм»[1] или — внимание — «гомосексуальность» (!), говоря, что это решит мои проблемы. Разумеется, я отказалась.

Часто интерсексы сетуют на то, что врачи предлагают родителям сделать операцию на гениталиях ребенка, чтоб впоследствии его легче было «записывать» в мужской или женский пол. Распространены ли подобные хирургические практики в Украине и часто ли родители соглашаются на предложение врачей «исправить» гениталии?

В Украине врачи, которые сталкиваются с ребенком-интерсексом, обычно предлагают операцию на гениталиях. При этом относятся к таким детям как к диковинке. По скудным сведениям, почерпнутым из частных бесед, в большинстве случаев в Украине маленьким деткам, которые рождаются с «недоразвитыми половыми органами» делают нормализирующие операции (как и во многих других странах мира; это, к сожалению, не новость). Родителей в известность, конечно, ставят, но вы же понимаете, как им это объясняют: что и им, и ребенку в будущем так будет проще. А родители обычно просто не знают, что ребенок может жить таким, каким он родился, и, осознав свои особенности, решит сам, как ему комфортнее. В Украине врачи склоняют родителей к тому, чтобы «приписать» ребенку тот или иной пол.

С чего и как начался ваш активизм?

Когда осознала, что я — интерсекс, то стала общаться по интернету с зарубежными интерсекс-активистами. И выяснила, что за рубежом существуют группы интерсекс-активистов и что они занимаются просветительской деятельностью. В Украине же все печально. Например, некоторые телеканалы проводили ток-шоу с участием интерсекс-людей, но то, в каком свете этих людей показывали, как к ним относились и какие комментарии оставляли интернет-пользователи под этими видеозаписями — это мрак. Увиденное и  услышанное привело меня к мысли, что нужно разъяснять людям, кто такие интерсексы. Пусть я буду первой, ведь должен же кто-то объяснять, что не нужно вытягивать на телевидение человека и вести себя с ним как со «зверьком диковинным». Эти ток-шоу мне напомнили кунсткамеры, ведь в них тоже когда-то демонстрировали интерсекс-людей: на них ходили смотреть как на нечто удивительное. А вообще, благодаря общению с интерсекс-активистами из Америки, Австралии и Европы у меня возникло желание что-то делать, не сидеть сложа руки.

Мое желание что-то изменить началось с осознания того, что я — одна, и что прежде всего мне необходимо превозмочь свои страхи. Однако вскоре пришло понимание, что таких, как я — много. Но пока что не много нашлось интерсексов, желающих меня поддерживать в моих начинаниях. Я долго искала союзников и союзниц: меня не принимали трансгендеры, потому что я не трансгендер, не принимали гендерквиры. И я начала искать других интерсексов. Благодаря нескольким форумам я поняла, что такие люди есть, но они себя не проявляют. Они часто скрывают себя за чем-то вымышленным из-за своей неосведомленности. Им хочется интегрироваться в какое-то сообщество, чтоб не быть в полной изоляции. Я очень хотела бы, чтоб украинское общество знало больше об интерсекс-людях и чтоб интерсексы в Украине не боялись и знали, что они не одиноки, что они равноправные члены общества.

Вы говорите, что многие интерсексы в Украине боятся публичности. Как вы перестали бояться и решились заявить о себе?

Я просто устала. Когда медицинские работники раздевают тебя догола, трогают твое тело, показывают студентам, студенты делают то же самое, когда врачи фотографируют, мотивируя это тем, что это «необычно»… Когда это происходит один раз, это страшно, неприятно, больно. Когда же это происходит много раз, то в определенный момент ты просто перестаешь на это реагировать. В принципе, с реакциями на меня людей на улице произошло приблизительно тоже самое. Конечно, мне неприятно, когда люди на улице рассматривают меня и я читаю в их глазах удивление. Хотя сейчас появились люди, которые смотрят на меня с интересом: в их взглядах нет осуждения и удивления.

Какие цели вы ставите перед собой как интерсекс-активистка? Речь в первую очередь идет просто об информировании общества, или есть и другие задумки?

Если говорить о близкой перспективе, то у меня практически готова информационная брошюра на русском языке: о том, что мы есть, мы не уроды и не больные, мы такие же люди, как и все, немного особенные. И есть еще проект брошюры для родителей интерсекс-детей. Одна из моих более грандиозных задумок — это создание полноценного интернет-портала, где все интересующиеся могли бы найти необходимую информацию. Также мне хотелось бы наладить сотрудничество с юристами и психологами, которые могли бы оказывать профессиональную помощь и поддержку интерсекс-людям, детям, а также семьям с интерсекс-детьми. К сожалению, часто в проблемах интерсекс-детей оказываются виноваты родители: они просто воспитывались в старой системе ценностей и ничего не знали о таком явлении.

Есть, конечно, еще далекая перспектива. Но о ней говорить немного сложнее, так как я все еще одна. Сочувствующих же совсем мало. Но идей у меня довольно много. Например, очень хотелось бы повлиять на то, чтобы в медицинский высших учебных заведениях читались лекции о том, кто такие интерсекс-люди. Также хотелось бы посодействовать поездкам украинских врачей на стажировки за рубежом с целью осознать, кто такие интерсексы, как с ними себя вести и какую помощь им нужно оказывать. Очень многие интерсексы не нуждаются в лечении, им нужна скорее поддерживающая медицина.

Однако я год не могу получить медицинскую помощь ни в государственных, ни в частных медицинских учреждениях: в частных клиниках мне говорят, что нет врачей, способных оказать мне медицинскую помощь, в госучреждениях врачи чаще просто отказывают.

В самой же далекой перспективе хотелось бы добиться поддержки на законодательном уровне. Тут, правда, тоже следовало бы начать с апгрейда украинских юристов — отправить их на обучение либо в Германию, либо в Австралию, где существует соответствующее законодательство. Очень нужен закон или какой-то другой регулирующий документ, в котором говорилось бы о предоставлении медицинской помощи интерсексам.

Но в ближайшей перспективе — максимальное просвещение с привлечением интернета, печатной продукции и, возможно, СМИ.

В мире существует тенденция к тому, чтоб присоединять к аббревиатуре «ЛГБТ» новые буквы, например, «И» — интерсексов. Как вы относитесь к этому присоединению: стоит делать ЛГБТИК… и так далее, или все-таки оставить просто ЛГБТ?

Я против присоединения. С одной стороны, для того, чтобы хоть как-то о себе заявить, что мы есть, гораздо проще идти рука об руку с кем-то, о ком уже знают. Мы можем быть союзниками, но именно союзниками без присоединения, как отдельная часть.

Терпимость украинского, российского и других обществ к ЛГБТ оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Поэтому в Украине или в России, где все ЛГБТ так или иначе вне закона, присоединять к ним еще и букву «И» — преждевременно. Сейчас еще не все разобрались, в чем разница между сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью. Добавить же к этим буквам еще и биологически вариативных людей — для общества это будет взрыв мозга. Поэтому в Украине я скорее против того, что присоединять «И» к ЛГБТ. Ну, а кроме вышесказанного, часто даже сами ЛГБТ-организации в Украине не понимают и не знают, кто такие интерсексы.

Можно ли в Украине сделать какой-то срез общественного мнения на тему «кто такие интерсексы», или все совсем плохо? Как вы считаете, по сравнению с другими странами постсоветского пространства ситуация лучше, хуже или такая же, как в других странах?

В украинском обществе все просто никак. Можно в любой момент выдернуть человека на улице и спросить, кто такие интерсекс-люди. Не думаю, что он сможет дать ответ на этот вопрос. Можно, конечно, спросить, кто такие гермафродиты. Тут уже, я думаю, каждый второй сможет ответить. Но скорее всего скажет, что это те, у кого два половых органа: фильмы и интернет сделали свое дело. С точки зрения медицины, Украина в этом отношении стерильна.

В России же мне предлагали поддерживающее лечение в связи с болями внизу живота. Насколько я понимаю, Россия все-таки признает существование интерсекс-людей — хотя бы с диагнозом НФП.

Мне кажется, что мы — одна из немногих стран на постсоветском пространстве, где интерсексов не признают. Получается так, что я есть, но меня нет. Когда нужно пригласить меня на странное ток-шоу — я есть, признать мое наличие юридически и оказать мне помощь — меня нет.

В Австралии у интерсексов есть возможность получения паспорта с графой «Х» в поле. Как вы относитесь к подобным инициативам? Стоит ли инициировать нечто подобное, например, в Украине?

Я за, но это критичное «за». Ведь прежде чем выступать за принятие подобного в своей стране, нужно принимать такие вещи на всеевропейском или мировом уровне. Приглядитесь к ситуации получше. Вот человек получил в Австралии паспорт, где в графе пол стоит «Х». Например, этот человек хочет поехать из Австралии в Украину или еще куда-то. И тут начинаются проблемы: ему нужно получить визу, а в визовой анкете есть графы «Ж», «М» и все. А этот человек — «Х» Поэтому без принятия этого на каком-то глобальном общемировом уровне, на уровне ООН, это ничего не даст. Хотя если бы в Украине я могла бы получить паспорт с «Х» в графе пол, я выбрала бы этот вариант несмотря даже на то, что столкнулась бы с непониманием при устройстве на работу и еще массой проблем. Но, опять же, загранпаспорт мне, наверное, пришлось бы получить все равно с «Ж» или «М» полом.

Несколько лет своей жизни я прожила с мужскими документами. Потом стала осознавать свою инаковость. И вот сейчас я и мой адвокат пытаемся через суд добиться разрешения на смену паспортного пола. Этому осознанию предшествовала в пятилетнем возрасте, по утверждению врачей (!), операция по удалению дивертикула мочевого пузыря. При этом врачи не определили, что у меня целый ряд эндокринных, генетических особенностей. Однако гораздо позднее, в зрелом возрасте было выявлено, что мне присущи особенности в развитии внутренних и внешних половых органов.

Мой судебный случай — это прецедент. Что не делает ситуацию легче. Просто если вопрос о трансгендерных людях хоть как-то урегулирован законодательно, то касательно интерсексов в нашем законодательстве нет ни слова. Поэтому, когда я обратилась в ЗАГС с просьбой о внесении изменений в актовую запись о рождении по поводу смены гражданского пола, мне отказали на том основании, что не была пройдена процедура, обязательная для трансгендеров. Работники ЗАГСа знают, что существуют мужчины, женщины и трансгендеры. О существовании интерсекс-людей они не знают. Поэтому они и пытаются привязаться к чему-то для них известному. Но так как я — не трансгендер, а изменение паспортного пола для интерсексов никак не урегулировано законодательно, пришлось обратиться в суд.

Одна из основных проблем для интерсексов — это признание их существования на уровне государства. Они есть, их не так мало. Мне бы хотелось пожелать им всем найти себя в нашей непростой, полной сложностей жизни.

Примечания:

[1] Согласно Указу МОЗ №60, желание человека изменить свой пол должно быть подтверждено медицинским диагнозом «транссексуализм». Стоит заметить, что подобная практика в Украине идет вразрез с тенденциями в странах, например, Западной Европы, где медленно, но верно пытаются депатологизировать трансгендерность и позволить людям, желающим изменить свой пол, делать это без унизительных медицинских проверок и диагнозов.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.