1. Чем больше огнестрельного оружия на руках, тем сильнее эпидемия суицида

В современном мире больше самоубийств, чем убийств. От суицида умирают больше людей, чем на войнах или от терроризма. По данным Всемирной организации здоровья, ежегодно более 800 тыс. человек кончают жизнь самоубийством. Кроме того, «самоубийства являются второй ведущей причиной смерти среди молодых людей 15-29 лет». Суицид сегодня — это глобальная эпидемия, которая крайне дорого (в том числе и в прямом смысле слова) обходится обществу.

То, что доступ к огнестрельному оружию является фактором риска для суицида, давно уже не является секретом. Это признает и ВОЗ, и национальные министерства и департаменты охраны здоровья, и разнообразные исследователи этого вопроса. Национальная стратегия по предотвращению суицида от «Национального альянса для действий по предотвращению самоубийств» (National Action Alliance for Suicide Prevention) и Главный хирург Офицерского корпуса службы здравоохранения США, Служба психического здоровья (Office of Mental Health) Нью-Йорка, Гарвардская школа общественного здоровья, множество экспертных статей говорят именно об этом.

В стратегии по предотвращению суицида в Англии указано, что

одним из самых эффективных способов предотвращения самоубийств является ограничение доступа к средствам самоубийства с высокой летальностью. […] Это объясняется тем, что люди иногда совершают попытки самоубийства импульсивно, и если средства для совершения суицида не легко доступны, или если они совершают попытку, но выживают, суицидальный импульс может исчезнуть.

О том же говорит и доклад ВОЗ:

В момент кризиса… легкий доступ к средству совершения самоубийства — например, к ядохимикатам или огнестрельному оружию — становится решающим фактором, от которого зависит, останется ли человек жить или погибнет.

При этом огнестрельное оружие является самым летальным способом самоубийства. Огнестрельное оружие не дает времени передумать и с намного большей долей вероятности приводит к смерти.

Стоит ли удивляться, что исследования показывают: в тех странах, штатах или на других территориях, где у населения на руках больше огнестрельного оружия, больше и самоубийств с помощью огнестрельного оружия. Более того, там, где больше огнестрельного оружия, больше в целом успешных попыток суицида. Дома, где присутствует оружие, с большей вероятностью чем дома, где огнестрельное оружие отсутствует, столкнуться со смертью, которую жители причиняют сами себе.

Что говорят исследования?

Ученые из Калифорнийского университета в Сан-Франциско в исследовании 2014 года, основанном на обзоре и метаанализе существующих научных текстов, пришли к выводу, что доступность огнестрельного оружия увеличивает риск суицида.

13 из 14 проанализированных исследований нашли значимую зависимость между вероятностью самоубийства людей, которые имели доступ к оружию, и тех, кто его не имел.

Важное уточнение: Риск суицида, связанный с присутствием огнестрельного оружия дома, не касается только людей с психологическими расстройствами. В первую очередь в группе риска скорее те, кто совершает импульсивную попытку самоубийства.

Другие выводы: Импульсивность может играть роль не только в случае самоубийств, но и в случае убийств. Проще говоря, присутствие огнестрельного увеличивает вероятность того, что домашняя ссора закончится смертью (см. более подробно ниже).

Кроме того, исследования показали, что если оружие хранится заряженным или не заблокированным, то оно с большей вероятностью будет использовано для самоубийства.

А остальные исследования?

С тем, что наличие огнестрельного оружия увеличивает вероятность суицида, согласны также исследователи Университета Питтсбурга, Университета Теннесси, Отдела здравоохранения штата Колорадо, авторы статьи в New England Journal of Medicine, Группа исследователей предупреждения насилия, исследователи Западного института и клиники психиатрии в Питтсбурге (доступна и другая статья от этого института), исследователи Национального центра статистики о здоровье в США (и еще одна статья от этого центра), авторы статьи в American Journal of Geriatric Psychiatry, статьи в American Journal of Public Health, исследователи Центра контроля и предупреждения болезней, а также авторы многих других научных статей. Публикации 2015 года от исследователей Университета южного Миссисипи и Центра политики и исследований в сфере оборота оружия также подтверждают связь между доступностью огнестрельного оружия и самоубийствами.

2. Огнестрельное оружие делает домашнее насилие смертельным

Если огнестрельное оружие и является для кого-то особо опасным, так это для женщин. В домах, где есть огнестрельное оружие, женщины чаще становятся жертвами убийства. В странах и штатах, где больше огнестрельного оружия, большее количество женщин убивают как с помощью огнестрельного оружия, так и в целом. Некоторые исследования показывают, что женщины чаще совершают самоубийство и чаще умирают от неосторожного использования оружия. Это легко объяснить, если обратить внимание на то, кто и где совершает насилие по отношению к женщинам, а также где обычно происходят убийства женщин.

Хотя сцены из популярных телесериалов и фильмов изобилуют образами маньяков, которые преследуют девушек по темным переулкам, обычно все происходит совсем иначе. С намного большей вероятностью женщинам стоит опасаться своих «домашних», мужей, парней, «бывших». Женщины типично подвергаются насилию дома, а не на улице, а их типичный убийца с большой долей вероятности будет «близким человеком». Около 74,0% всех убийств женщин происходит дома (для мужчин эта цифра также является значительной и составляет 45,5%). При этом у женщины более чем в 3,5 раза больше, чем у мужчины, шансов быть убитой своим сексуальным партнером — а именно, около 40% (по другим данным, 32%) убитых женщин в возрасте 15-50 лет были убиты своими нынешними или бывшими партнерами.

Одно исследование показало, что риск быть убитой дома выше более чем в три раза для женщин, у которых дома находится один или более пистолет. Это же исследование обнаружило, что вероятность того, что убитые сексуальными партнерами, знакомыми или близкими родственниками женщины жили в домах, где было оружие, в семь раз больше, чем вероятность того, что у них дома оружия не было.

К тому же, домашнее насилие и насилие партнеров, в которое вовлечено огнестрельное оружие, с большей в 12 раз вероятностью заканчивается смертью, чем насилие, в которое не вовлечено огнестрельное оружие.

При этом исследование Сюзен Соренсон (Susan B. Sorenson) и Дугласа Вибе (Douglas J. Wiebe) c говорящим за себя названием «Оружие в жизни пострадавших от бытового насилия женщин» показало, что только 7% женщин, которые подвергались домашнему насилию, успешно использовали огнестрельное оружие для самозащиты. При этом около трети женщин, с которыми проводились интервью и которые подверглись домашнему насилию, имели оружие дома. В двух третьих таких домов именно мужчины использовали огнестрельное оружие против женщин.

Присутствие огнестрельного оружия дома делает насилие по отношению к женщинам более летальным. Конфликт, ссора, ругань с большей вероятностью закончится смертью, когда рядом будет пистолет (особенно если он будет заряжен и будет лежать где-то на тумбочке). Причем часто смерть грозит обоим партнерам. Исследование 2005 года показало, что те сексуальные партнеры (intimate partners), которые убивали близких им женщин с помощью огнестрельного оружия, в двух третьих случаев после этого совершали самоубийство. Использование огнестрельного оружия обычно является эмоциональным, непродуманным актом, который приводит к непреднамеренным последствиям и нежеланной смерти.  

3. «Легализация» огнестрельного оружия не уменьшает преступность

Что бы там не говорили сторонники легализации короткоствольного оружия, на самом деле нет никаких оснований полагать, что увеличение количества «огнестрела» на руках у населения приводит к уменьшению преступности. Данные существующих исследований скорее говорят об обратном.

К примеру, совсем свежее исследование, опубликованное в American Journal of Preventive Medicine, показало, что большее количество огнестрельного оружия на руках у населения не только не связано с уменьшением количества преступлений, но и наоборот, связано с большим количеством убийств не только от огнестрельного оружия, но и в целом. Кроме того, большее количество оружия в штате также коррелировало с большим количеством нападений с применением огнестрельного оружия, а также разбоя с применением огнестрельного оружия.

Другое количественное исследование в 2013 году было опубликовано в American Journal of Public Health. Авторы пришли к выводу, что существует корреляция между большим количеством огнестрельного оружия на руках у населения штата и количеством убийств с применением огнестрельного оружия. По их подсчетам, повышение количества огнестрельного оружия на руках у населения на 1% соотносится с повышением количества убитых из огнестрельного оружия на  0,9%. В некоторых случаях — если следовать этой модели — гипотетическое уменьшение количества оружия может приводить к существенным изменениям. Так, если бы штат Миссисипи уменьшил количество оружия на руках до среднестатистического по стране, то можно было бы ожидать уменьшения количества убийств из огнестрельного оружия на огромные 17%.

Стоит вспомнить и похожее исследование, результаты которого были опубликованы в журнале Injury Prevention в 2014 году. Оно показало, что увеличение количества огнестрельного оружия в домохозяйствах имеет связь не только с большим количеством убийств с применением огнестрельного оружия, но и с увеличением убийств как таковых. Увеличения количества «стволов» на 1% в среднем приводит к увеличению количества убитых на 0,7%.

Следует отметить также и метаанализ других исследований 2014 года, который мы уже упоминали выше. Это исследование также показало, что доступность оружия соотносится с большей вероятностью быть убитым. 15 из 16 проанализированных учеными научных статей подтверждали такую взаимосвязь.

Почему так?

Веру в то, что увеличение количества короткоствольного огнестрельного оружия на руках у населения может привести к падению уровня насильственной преступности, можно объяснить карикатурными представлениями о последней. Ну, а еще «моральной паникой» перед преступностью, которая «захлестнула нашу страну».

Следует понимать, к примеру, что обычное убийство совершается не незнакомым человеком на улице или тем более маньяком. Оно также обычно не является продуманным и заранее спланированным. Чаще всего все выглядит скорее так:

Двое жителей Мукачева давно враждуют из-за границы между земельными участками… Соседи встретились в обеденное время на огороде, на котором не могут поделить кусок земли. Более молодой схватил из земли полуметровый металлический уголок и бросил им в голову своему оппоненту… С открытой черепно-мозговой травмой и переломом черепа 61-летний потерпевший попал в больницу.

Или так:

Работники милиции установили, что к совершению преступления имеет отношение пасынок погибшего, который злоупотребляет спиртными напитками и неоднократно привлекался к административной ответственности. 34-летний местный житель признался в совершении преступления. Как оказалось, у неродного сына сложились неприязненные отношения с потерпевшим. В тот трагический день пасынок был изрядно навеселе и во время очередной ссоры нанес отчиму удар кухонным ножом, от которого пенсионер умер.

«Классическое» убийство — это «бытовуха», которая происходит между знакомыми людьми (особенно это касается тех случаев, когда жертвой выступает женщина) — друзьями, собутыльниками, членами семьи, знакомыми — в результате конфликта и скорее является случайностью. Убийства между знакомыми людьми «обычно являются результатом взрыва эмоций вследствие ссоры» Наличие оружия в таких случаях никак не решит эту проблему, а скорее усугубит ее.

Незнакомцы совершили 12,4% всех известных убийств, в то время как члены семьи совершили 13,9%, а другие знакомые жертве лица — 29,7%.

Статистика ФБР за 2010 год. Незнакомцы совершили 12,4% всех известных убийств, в то время как члены семьи совершили 13,9%, а другие знакомые жертве лица — 29,7%.

В American Journal of Public Health в октябре 2014 года было опубликовано крайне интересное исследование. Авторы и авторки попытались ответить на вопрос: количество каких именно убийств становится больше с увеличением количества оружия? Результаты оказались действительно важными: между количеством оружия на руках у населения и убийствами незнакомцев не было найдено никакой существенной корреляции, в то время как значимая позитивная корреляция была найдена между количеством оружия и убийствами тех, с кем собственники огнестрельного оружия были знакомы. Проще говоря, увеличение количества оружия связано с тем, что большее количество конфликтов между знакомыми, друзьями, членами семьи, партнерами будут заканчиваться смертью.

А что же с другими преступлениями?

Для того, чтобы понять, помогает ли распространение огнестрельного оружия в борьбе с другими преступлениями, давайте посмотрим на США — страну, в которой больше огнестрельного оружия на руках у населения, чем в любом другом уголке мира. В США около 270 миллионов «стволов», в то время как на втором месте разместилась Индия, у населения которой, предположительно, 46 миллионов единиц огнестрельного оружия. Где, если не в США, люди должны массово использовать огнестрельное оружие для самозащиты?

private guns

Благодаря опросу National Crime Victimization Survey, который проходит дважды год в США, можно установить, как часто люди используют огнестрельное оружие для самозащиты. Исследователи приводят (в открытом доступе см. тут на стр. 646 или в книге Private Guns, Public Health Дэвида Хеменвея, которая доступна на Либгене) такие цифры. На 1119 случаев сексуального насилия только одна жертва использовала огнестрельное оружие или угрожала его использованием для самозащиты (15 использовали не огнестрельное оружие; 38 звали полицию или охрану; 161 убегали и т. д.); только 1,2% всех жертв ограблений использовали огнестрельное оружие для самозащиты. Во время краж со взломом, когда хозяева находились дома, оружие для защиты использовали 2,7%. Во всех преступлениях, в которых жертва сталкивалась с преступником, всего 0,9% использовали огнестрельное оружие для самозащиты.

К тому же, свежее исследование показывает, что использование огнестрельного оружия для самозащиты просто не является эффективным.

4. Люди все равно не используют оружие для самозащиты эффективно

Университет Маунт-Сент-Мэри (а именно исследователи Джозеф Винс — младший, Тимоти Вольф и Лэйтон Филд) провел исследование, которое также помогает понять, почему люди так редко эффективно используют огнестрельное оружие для самозащиты. Они провели симуляции разных ситуаций, во время которых вооруженные люди пытались совершить преступление (угнать машину, ограбить магазин, совершить кражу). Участники симуляций (всего 77 человек, разделенные на три группы по уровню владения оружием) должны были попытаться воспользоваться своим пистолетом, чтобы остановить преступников. Обычные люди охотно стреляли в невиновных и невооруженных людей или же не могли подстрелить преступника и сами становились его жертвой. И это при том, что их пистолет был готов к использованию — заряжен, а курок взведен — что очень нечасто встречается в обычной жизни.

Только обученные стрелки использовали прикрытие (которое давало им некоторую защиту), постоянно исполняли правила обхождения с курком (не ставили пальцы на курок до того, как были готовы выстрелить, таким образом уменьшая возможность непреднамеренной стрельбы), оглашали команды в попытке утихомирить потенциального преступника и таким образом уменьшить вероятность смертельной развязки и другими способами демонстрировали сосредоточенность и контроль над ситуацией, которого очевидным образом нехватало в группе, которая не имела навыков обращения с оружием (там же, стр. 29).

Как заключают исследователи, навыки и знания о том, когда и как воспользоваться оружием в опасной для жизни ситуации, появляются только вследствие должного обучения и тренировок. Нетренированный человек с пистолетом в опасной ситуации с крайне маленькой вероятностью сможет эффективно использовать свое оружие для самозащиты. Более того, это даже может привести к летальным последствиям как для такого обладателя огнестрельного оружия, так и для окружающих.

Если люди начнут носить с собой оружие, то это вряд ли сделает их самозащиту более эффективной.

Сержант Джейсон Халифакс, обучающий полицейских поведению с оружием, говорит об этом так: «Стрелять по целям в тире — это одно дело. Вы можете все время попадать в самый центр, когда контролируете ситуацию и можете решать, когда стрелять. Но когда у вас зашкаливает адреналин, а сердце часто бьется, вы не будете стрелять также, как и в тире — если только вы много не тренировались» (там же, стр. 15).

Некоторые факты:

– Средняя насильственная атака заканчивается на протяжении трех секунд (там же, ст. 19).

– Неподготовленные люди склонны замирать или застывать как раз на три или больше секунд, когда сталкиваются с внезапным нападением. Мы чувствуем стресс, и, вопреки многим стереотипам, реакцией далеко не всегда становится оборона или отступление (стр. 19). Как пишет социолог Рэндэлл Коллинз: «Страх парализует; иногда военные подразделения под его воздействием даже не способны сдаться в плен, и уж тем более не могут вести бой…» (ст. 47).

Те, кто стреляет по людям, обычно пребывают в чрезвычайно стрессовом состоянии, которое характеризуется ускоренном сердцебиением и нарушениями восприятия действительности. Такие люди имеют проблемы со зрением (так называемое «туннельное зрение») и слухом, а также восприятием времени (кажется, что все происходит в замедленном режиме). Некоторые полицейские после перестрелок вообще не помнили о том, что совершали выстрелы.

– По статистике, собранной полицией Нью-Йорка, 77% выстрелов даже подготовленных стрелков, произведенных в ситуации самообороны, не попадали в цель (ст. 19). Исследование RAND Corporation в 2008 году показало, что полицейские Нью-Йорка в период между 1998 и 2006 годами попадали в цель во время перестрелок только в 18 случаев из 100. Когда же ответного огня не было, то попадание происходило в 30% случаев.

В 2006 году Нью-Йоркские полицейские 364 раза стреляли в человека, а попали только в 103 случаях — а значит, только в 28,3% случаев. В 2005 они выпустили 472 пули, но попали лишь в 82 случаях, убив при этом 9 человек.

Полиция Лас-Вегаса рапортует о довольно высоких (по сравнению с Нью-Йорком) показателях, которые, впрочем, тоже говорят о том, что даже подготовленные люди имеют проблемы с тем, чтобы попасть в цель хотя бы в половине случаев. 42% всех выстрелов достигло своей цели в 2011 году (53  выстрела из 126). В 2010 — 41% (57 из 140). Точность стрельбы на расстоянии в 6,4 метра (21 фут) была 49% в 2011 году и 48% в 2010. На более длинных дистанциях точность падала до 34% в 2011 году и 22% в 2010.

– Известны данные, собранные под конец Второй мировой войны среди американских военных, которые показали, что даже во время боя всего от 15% до 25% всех солдат открывали огонь по противнику (стр. 46-47). Более того, точность их стрельбы также оставляла желать лучшего, а случаи дружественного огня являются типичными для большей части масштабных военных действий (стр. 59-66).

Обычные люди в опасной ситуации обычно не смогут остановить вооруженного преступника.

Будет ли у всех возможность проходить подобные тренировки? Вопрос риторический.

«Возьмите стрелков с Олимпийских игр, которые все время тренируются и могут подстрелить муху на носу у коровы со ста ярдов, — сказал как-то New York Times один отставной полицейский, — Но если вы корове вложите пистолет в руку, вы получите совсем другой результат от этого олимпийского стрелка».

5. Возможно, вы будете удивлены, но существует научный консенсус по поводу огнестрельного оружия

Дэвид Хеменвей, один из ведущих исследователей этого вопроса из Гарвардской школы общественного здравоохранения, совсем недавно сравнил дискуссию по поводу регулирования огнестрельного оружия с тем, что происходило вокруг глобального потепления. Тогда — как и сейчас в вопросе огнестрельного оружия — журналисты всегда пытались найти две стороны. Он провел опрос среди исследователей и пришел к выводу, что в их среде есть консенсус по поводу влияния огнестрельного оружия на общество. «То, что я обнаружил, совсем не обрадует Национальную стрелковую ассоциацию», — писал он в материале для Los Angeles Times.

Разослав опросники 280 исследователям, он получил такие цифры. 84% ученых считали, что присутствие огнестрельного оружия дома увеличивает риск суицида. 72% были согласны с тезисом, что риск того, что женщина живущая в доме, где есть оружие, будет убитой, больше, чем риск убийства женщины в доме без оружия (в то время как только 11% не соглашались с этим). Большинство исследователей считали, что огнестрельное оружие делает дома более опасным местом (64%), и только 5% утверждали обратное. Кроме того, большинство опрошенных отрицали, что огнестрельное оружие намного чаще используется для самозащиты, чем для совершения преступлений (73% против 8%), а также утверждали, что изменения в регуляции огнестрельного оружия, которые разрешают носить оружие с собой, не уменьшили уровень преступности (62% против 9%). Наконец, 71% исследователей сказали, что более строгое законодательство по отношению к огнестрельному оружию уменьшает количество совершенных убийств (71% против 12%).  

Конечно, говорит Хеменвей, большинство ученых могут ошибаться, но наука, тем не менее, остается лучшим из того, что у нас есть. Глупо к ней не прислушиваться, и совсем уж безумие — поступать ровно противоположным образом, распространяя огнестрельное оружие.

Хеменвей в конце своей статьи на Los Angeles Times просит журналистов перестать делать вид, что мир науки разделен по вопросу огнестрельного оружия. Но что было бы, если бы он узнал, что в Украине голос науки по этому вопросу не слышен вообще?

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.