Сегодняшний украинский политический ландшафт фундаментально реструктурируется вследствие Евромайдана и так называемой «гибридной войны» на Донбассе. Известный киевский социолог Михаил Винницкий (Киево-Могилянская академия)[1] в октябре переломного 2014 года, ввиду глубины и быстроты происходящих трансформаций, использовал для классификации суммы этих — иногда параллельных, иногда взаимосвязанных, иногда противоречащих — одновременных общественных, культурных и ментальных процессов широкую политологическую концепцию «социальной революции» Тиды Скочпол[2]. Хаотичность и амбивалентность, присущие всем социальным революциям, в том числе и украинской, делает их научное изучение нелегким. Даже обществоведам, хорошо осведомленным о постсоветской истории Украины, с начала 2014 года стало все труднее адекватно прослеживать, излагать и оценивать совокупность явлений, тенденций и перспектив разительного развития во многих областях украинского социума.

Проблема недостаточного понимания новейших украинских изменений усугубляется общей недоразвитостью социального мониторинга и общественных наук всех постсоветских стран, в том числе и Украины[3]. Обществоведческая интерпретация разных инноваций усложняется и тем, что они проходят в условиях так называемой «информационной войны». Многие сведения о последних украинских событиях моментально становятся объектами разнородных искажений, мистификаций, манипуляций и фальсификаций — особенно, но не только, со стороны российских государственных СМИ. Широкомасштабная дезинформационная кампания Кремля, как и украинские контрпропагандистские попытки, делают и без того трудновыполнимую задачу систематичной обработки и продуктивного обсуждения огромного потока новой информации ещё сложнее.

Сегодняшний украинский правый экстремизм в историко-сравнительной перспективе

Одним из таких ранее неизвестных, практически неисследованных, но особенно горячо обсуждаемых феноменов постмайданной украинской политики являются добровольческие вооруженные формирования, которые в Украине официально называются «Патрульные службы милиции особого назначения», «Батальоны особого назначения» и т.п. Этот новый тип украинских войск начал спонтанно возникать весной 2014 года в результате вооруженной эскалации политических конфликтов на Восточной Украине. Часто самостоятельно — то есть, по крайней мере, вначале, без помощи государства или с только частичной помощью — созданные батальоны добровольцев с первых дней принимали активное участие в боях против вооруженных сепаратистов и российских войск на Донбассе.

Быстрое возникновение добровольческих частей и широкой сети поддерживающих их волонтерских структур можно считать как реакцией на слабость украинского государства, так и необычной манифестацией украинского социального капитала и гражданского духа. Как и в других разновидностях «третьего сектора», среди добровольческого движения Украины есть, однако, не только организации, которые можно рассматривать как новые однозначно демократические проявления гражданского общества Украины (в узком смысле). Существуют и те структуры, которые скорее стоит классифицировать как разновидности негражданского общества или же гибридные общественные структуры, высокая мобилизованность и организационная мощь которых может, в определенных ситуациях, оказаться проблемой, а не поддержкой для развития украинской демократии[4].

Хотя количественно они составляют только маленькую часть украинских вооруженных сил, добровольческие батальоны в отдельных — и, в частности, в первых — столкновениях с сепаратистами и российскими подразделениями в украинской части Донецкого бассейна (Донбасс) играли не менее важную роль, чем регулярная украинская армия и Национальная гвардия (также новое военное формирование Украины 2014 года, требующее отдельного рассмотрения). Как и другие украинские политические феномены, впервые появившиеся в 2014 году, добровольческие полки, батальоны и роты не имеют аналогов в истории постсоветской Украины и все еще нуждаются в политологической оценке. Учитывая эти и другие причины, неудивительно, что новосозданные военные части Украины — как отряды добровольцев, так и Нацгвардия (в которую позднее вошли некоторые добровольческие части) — мгновенно стали особенно популярными мишенями российской пропагандистской кампании против постмайданного политического руководства в Киеве.

В этом очерке не раскрывается весь многогранный и динамичный феномен новых добровольческих частей, возникших в 2014 году[5]. Вместо этого я сосредоточусь лишь на предыстории и некоторых аспектах возникновения одного особого и несколько девиантного примера общего феномена добровольцев[6], а именно на ранней истории одного из самых знаменитых из этих подразделений — полка «Азов». Более того, история этой структуры здесь рассматривается лишь с точки зрения политических, а не военных наук, т.е. как разновидность негражданского общества, а не вооруженных сил Украины[7]. Иными словами, я здесь сконцентрируюсь на определенных особенностях создания «Азова», а не на боевых действиях, заслугах или возможных промахах этого подразделения. Последние представляют собой ещё более трудно исследуемые сюжеты, которые я не в состоянии обоснованно и компетентно оценить.

Не столько сама известность «Азова», сколько причина западного медийного внимания к нему — а именно, эксцентричные политические взгляды создателей подразделения — стали и для меня поводом для краткого рассмотрения специфики его предыстории, идеологии, руководства и создания. Неонацистские (как будет показано ниже) тенденции в этой теперь уже сравнительно большой военной части представляют собой проблему сразу в нескольких отношениях. Некогда явно фашистские взгляды главных командиров полка ставят под вопрос как его сегодняшнюю боевую деятельность, в других отношениях, возможно, заслуживающую уважение, так и послевоенное будущее «Азова»[8]. Недавний политический взлет и вхождение в Верховную Раду двух ранее откровенно расистски выступающих руководителей «Азова», Андрея Билецкого и Игоря Мосийчука (который, однако, теперь уже находится под следствием как коррупционер), является особенно скандальным развитием событий[9].

Несмотря на такие тревожные тенденции, этому краткому анализу должна предшествовать следующая релятивизация. Как и в случае оценки других правоэкстремистских тенденций в Украине[10], представленную здесь патологию украинской политики следует рассматривать как в контексте специфики недавней истории Украины, так и со сравнительной точки зрения[11]. Как и в случае с произошедшим немногим раньше внезапным взлетом «Правого сектора» на Евромайдане[12], появление добровольческих батальонов, в том числе и созданных националистическими активистами, не произошло бы без все более явного вмешательства России во внутренние дела Украины на протяжении всего 2014 года. Постоянно повышающийся общественный запрос на воинствующий патриотизм, который предоставил ранее маргинальным ультранационалистам политическое пространство для действий, появился в связи с растущей внешней угрозой для Украины и увеличивающимися опасениями, если не паникой (особенно среди украинской элиты и молодежи) касательно целей Кремля в Украине.

Как показал ограниченный успех украинских правых радикалов на президентских, парламентских и местных выборах 2014-2015 годов и, в результате, низкое общее количество ультранационалистов в новоизбранной Верховной Раде (не более 13 из 423 депутатов), народная поддержка правого экстремизма остается относительно слабой, особенно если учесть социальные, ментальные и культурные эффекты глубокого экономического кризиса и кровавой войны на востоке Украины в 2014-2015 годов[13]. По крайней мере, такая оценка напрашивается, если сопоставить украинскую народную поддержку ультранационализма с электоральным успехом других европейских праворадикальных партий, например, на выборах в Европарламент, прошедших в тот же день, что и украинские президентские выборы — 25 мая 2014 года; или если сравнить украинское парламентское представительство правого экстремизма с политическим весом фракций радикальных националистов в парламентах некоторых стран как Западной и Южной, так и Центральной и Восточной Европы — не в последнюю очередь России[14]. Скромные электоральные результаты Всеукраинского объединения «Свобода» (1,16% для Олега Тягнибока 25 мая 2014 года и 4,71% для партии 26 октября 2014 года) и «Правого сектора» (0,70% для Дмитрия Яроша 25 мая 2014 года и 1,81% для партии 26 октября 2014 года) тем более разительны на фоне того, что в последних национальных выборах Украины вследствие российской интервенции не приняли участие миллионы крымчан и жителей Донбасса, которые в нормальных условиях пришли бы на избирательные участки. При полном участии этого сегмента украинского электората процентный результат праворадикалов был бы ещё ниже.

В отношении батальонов нужно иметь в виду не только специфический исторический контекст их появления, популярности и взлета, но также и их относительный вес в вооруженных силах Украины в целом. Добровольцы составляют только относительно небольшую часть общего количества украинских военных, вовлеченных в так называемую Антитеррористическую операцию (АТО) на востоке Украины. По одной из оценок, в сентябре 2014 года из примерно 50 000 солдат АТО около 7 000 на тот момент воевали в составе добровольческих батальонов[15]. Лишь у некоторых из таких батальонов есть праворадикальные корни, то есть лишь некоторые были созданы такими организациями как ВО «Свобода», УНА-УНСО, «Правый сектор», СНА/ПУ, «Братство» и другие. Это означает, что всеобщее количество украинских солдат АТО, служащих в подразделениях с ультранационалистическими тенденциями, видимо, ниже или же незначительно выше 10%.

К тому же, было бы преждевременно автоматически причислять весь состав даже этой последней категории добровольческих отрядов к радикальным националистам. Можно предположить, что многие добровольцы, присоединившиеся к этим подразделениям, не обращали особого внимания на предысторию их создания и политические взгляды их руководителей, а скорее следовали другим мотивам. Я подозреваю, что часть рядового состава батальонов, созданных ультранационалистическими активистами, можно классифицировать как воинствующих патриотов, а не как правых экстремистов — гипотеза, которая ждет своего подтверждения или опровержения в будущих опросах, выявляющих мировоззрения бойцов этих частей.

По этим причинам и нижеизложенные особенно неоднозначные идеи создателей «Азова» ещё не доказывают правоэкстремистский характер всего рядового состава этого полка. Например, полевые исследования Алины Поляковой (Атлантический Совет США) в Киеве и западной Украине в 2009-2012 годах выявили весомые различия между взглядами и степенью радикальности руководителей ВО «Свобода», с одной стороны, и простыми членами этой партии, с другой[16]. Возможно, похожая ситуация существует и среди бойцов «Азова». Как и в случае других частей, созданных радикальными националистами, на этот вопрос могут дать ответ только будущие социологические исследования политических взглядов солдат и офицеров «Азова».

Возникновение и численность добровольческих батальонов

Одним из инициаторов спонтанного создания и военного использования добровольческих батальонов выступила весной 2014 года Днепропетровская областная администрация с ее тогдашним руководителем Игорем Коломойским. Первый постмайданный губернатор Днепропетровщины — не только один из самых известных украинских олигархов, он также имеет еврейские корни (что в этом контексте имеет смысл упомянуть) и активен в еврейской общине Украины. По инициативе Коломойского последовало решение нового Министра внутренних дел Украины Арсена Авакова о создании добровольческих частей при разных управлениях внутренних дел. Позднее Нацгвардия Украины, СБУ, Министерство обороны (в случае с батальоном «Айдар»[17]) и различные политики также решили способствовать созданию таких подразделений и курировать их. Таким образом, добровольческие части стали отдельным, изначально независимым от других частей и сотрудников милиции и армии, новым столпом трансформирующегося постмайданного украинского государства.

По словам одного из ведущих экспертов по российско-украинской войне Николая Митрохина (Бременский университет)[18], «целью создания добровольческих батальонов была зачистка населенных пунктов от небольших и легковооруженных групп террористов, возвращение под контроль Киева административных зданий, как это было успешно сделано, например, в Мариуполе. Кроме того, они должны были противодействовать агрессивно настроенным в отношении украинской армии и спецслужб гражданам, поддерживающим сепаратистские идеи и в марте-апреле 2014 нередко служившим живым щитом для террористов»[19].

Новосозданные полуформальные батальоны украинских вооруженных сил изначально должны были оснащаться исключительно легким стрелковым оружием (то есть без гранатометов), хотя им, в связи с обострением боёв, впоследствии иногда передавались и образцы тяжелого вооружения. Штатная численность боевого состава батальонов в одном из первых анализов этого явления в августе 2014 года оценивалась ведущим украинским военным экспертом Юрием Бутусовым, в зависимости от подчинения части, от 30 до 460 человек[20]. Количество и разнообразие батальонов с весны 2014 года стремительно росло; их развитие было трудно проследить. Украинский политический аналитик Михаил Минаков (Киево-Могилянская академия) в октябре 2014 года говорил о 38 батальонах с 13 500 военными. Минаков предполагал, что от 8 до 10 из этих подразделений, включающих примерно 5 000 добровольцев, на тот момент частично или в основном финансировались упомянутым украино-еврейским олигархом Коломойским[21].

В следующих двух таблицах собраны все публично доступные к началу ноября 2014 года базовые данные о батальонах[22]. Ввиду упомянутых проблем надежного анализа послемайданной Украины, как и в свете ряда пока не решаемых противоречий и незаполненных пробелов в представленной здесь информации, я ожидаю, что многие из этих данных будут скорректированы или дополнены, например, касательно батальонов Украинской национальной ассамблеи — Украинской народной самообороны (УНА-УНСО)[23] или иностранцев[24], здесь не упомянутых.

Таблица 1. Батальоны территориальной обороны Вооружённых сил Украины (укр. БТрО ЗСУ) на осень 2014 года

Батальон Регион Командир
1-й «Волынь» Волынская обл. Козак Сергей
2-й «Горынь» Ровенская обл. Цис Александр
3-й «Воля» Львовская обл. Кушнир Андрей
4-й «Закарпатье» Закарпатская обл. Зима Александр
5-й «Прикарпатье» Ивано-Франковская обл. Комар Виталий
6-й «Збруч» Тернопольская обл. Ларин Игорь
7-й Хмельницкой обл. Хмельницкая обл. Гащук Александр
8-й Черновицкой обл. Черновицкая обл. Головатюк Николай
9-й Винницкой обл. Винницкая обл. Куценко В.О.
10-й Житомирской обл. Житомирская обл. Осипчук Василий
11-й «Киевская Русь» Киевская обл. Гуменюк Александр (погиб), Савич Алексей, полковник
12-й «Киев» г. Киев Микита Андрей
13-й «Чернигов-1» Черниговская обл. Мурований Сергей
14-й «Черкассы» Черкасская обл. Радченко Николай
15-й «Сумы» Сумская обл. Мартынов Игорь
16-й Полтавской обл. Полтавская обл. ?
17-й Кировоградской обл. Кировоградская обл. Букорос Сергей, полковник
18-й Одесской обл. Одесская обл. ?
19-й Николаевской обл. Николаевская обл. Цогоев Сергей
20-й Днепропетровской обл. Днепропетровская обл. Рашевский Александр
21-й «Сармат» Херсонская обл. Евдокимов Виктор
22-й Харьковской обл. Харьковская обл. Горбенко Сергей, подполковник
23-й «Хортица» Запорожская обл. Могилевец Юрий
24-й «Айдар» Луганская обл. Мельничук Сергей
25-й «Киевская Русь» (повтор?) Киевская обл. Янченко Андрей
34-й «Батькивщина» Кировоградская обл. Шевченко Вячеслав, позднее: Красильников Дмитрий
37-й Запорожской обл. Запорожская обл. Лобас Александр Анатолиевич, подполковник
39-й Днепропетровской обл. Днепропетровская обл. ?
40-й «Кривбасс» ? Колесников Николай
41-й «Чернигов-2» Черниговская обл. Дроздов Алексей, подполковник
42-й «Движение Сопротивление» Кировоградская обл. Онифэенков Юрий
43-й Днепропетровской обл. Днепропетровская обл. Водолазский Александр, позднее: Бирюшенко Владимир
44-й Харьковской обл. Харьковская обл. (тогда формировался)

 

Таблица 2. Добровольческие батальоны, не подчиняющиеся Министерству обороны Украины осенью 2014 года

№п/п Официальное название и подчинение части Штатная численность Фактическая численность Командир Дата основания Регион
1 БОН НГУ «Донбасс» 430 меньше 600 Семен Семенченко 18 апреля 2014 г. Донецкая обл.
2 БОН НГУ им. генерала Кульчицкого 430 меньше 325 ? 5 апреля 2014 г. Киевская обл.
3 ПСМОН МВД «Азов» 430 меньше 500 Андрей Белецкий 5 мая 2014 г. Киевская обл.
4 ПСМОН МВД «Днепр-1» 500 меньше 400 Юрий Береза 14 апреля 2014 г. Днепропетровская обл.
5 ПСМОН МВД «Киев-1» 462 меньше 300 Евгений Дейде апрель 2014 г. г. Киев
6 ПСМОН МВД «Киев-2» ? меньше 150 Богдан Войцеховский апрель 2014 г. г. Киев
7 ПСМОН МВД «Золотые ворота» 300 меньше 300 Николай Шваля 2 мая 2014 г. г. Киев
8 ПСМОН МВД «Артемовск» 200 ? Константин Матейченко 1 мая 2014 г. Днепропетровская обл.
9 ПСМОН МВД «Шахтерск» 200 меньше 100 Андрей Филоненко 16 июня 2014 г. Днепропетровска обл..
10 ПСМОН МВД «Сич» ? меньше 100 ? июнь 2014 г. г. Киев
11 ПСМОН МВД «Луганск-1» 200 меньше 100 Андрей Левко июнь 2014 г. Луганская обл.
12 ПСМОН МВД «Сичеслав» ? около 100 Владислав Портянко 8 мая 2014 г. Днепропетровская обл.
13 ПСМОН МВД «Львов» 500 220 Олег Заречный апрель 2014 г. Львовская обл.
14 ПСМОН МВД «Миротворец» ? ? Андрей Тетерук 9 мая 2014 г. Киевская обл.
15 ПСМОН МВД «Шторм» 300 около 50 Сергей Шестаков 14 мая 2014 г. Одесская обл.
16 ПСМОН МВД «Ивано-Франковск» 300 120 Александр Полищук май 2014 г. Ивано-Франковская обл.
17 ПСМОН МВД «Херсон» 230 около 80 Руслан Сторчеус май 2014 г. Херсонская обл.
18 ПСМОН МВД «Полтава» 300 209 Александр Федоренко 28 апреля 2014 г. Полтавская обл.
19 ПСМОН МВД «Слобожанщина» 1000 Андрей Янголенко апрель 2014 г. Харьковская обл.
20 ПСМОН МВД «Харьков-1» 300 150 Сергей Янголенко апрель 2014 г. Харьковская обл.
21 ПСМОН МВД «Свитязь» 100 Александр Фацевич июнь 2014 г. Волынская обл.
22 ПСМОН МВД «Кировоград» 200 150 Вячеслав Шевченко май 2014 г. Кировоградская обл.
23 ПСМОН МВД «Святой Никола» 50 Виталий Гончаров 5 мая 2014 г. Николаевская обл.
24 ПСМОН МВД «Винница» 2001 155 Руслан Морозов май 2014 г. Винницкая обл.
25 ПСМОН МВД «Тернополь» 430 ? Владимир Катрук май 2014 г. Тернопольская обл.
26 ПСМОН МВД «Чернигов» 200 46 Роман Пыцкив 9 мая 2014 г. Черниговская обл.
27 ПСМОН МВД «Богдан» (рота) 100 ? Александр Жименник июнь 2014 г. Хмельницкая обл.
38 ПСМОН МВД «Кременчуг» (рота) ? 120 Олег Беркеля май 2014 г. Полтавская обл.
39 Организация украинских националистов ? около 100 Николай Коханивский 31 июля 2014 г. г. Нежин
30 5-й батальон ДУК «Правый Сектор» ? ? «Черный» ?     2014 г. ?
31 9-й батальон ДУК «Правый Сектор» ? 120 ? ?     2014 г. ?

Сокращения: ПСМОН [укр. ПСМОП] — Патрульная служба милиции особого назначения [укр. призначення]; ДУК — Добровольческий украинский корпус; БОН НГУ [укр. БОП НГУ] — Батальоны особого назначения [укр. призначення] Национальной гвардии Украины; МВД [укр. МВС] — Министерство внутренних дел [укр. справ].

Вставка 3. Инфографика украинского сайта MIGnews от сентября 2014 года: карта формирования (базы закрепления / учебные центры) и текущей дислокации в зоне АТО и таблица данных некоторых избранных добровольческих батальонов Украины[25].

Инфографика украинского сайта MIGnews от сентября 2014 года: карта формирования (базы закрепления / учебные центры) и текущей дислокации в зоне АТО и таблица данных некоторых избранных добровольческих батальонов Украины

 

Батальон Комбат Подчинение Численность Экипировка Уровень

Вооружения

Примечания
Айдар Мельничук С.  Минобороны Украины 150 Средняя Средний Нет боевой идеологии, разделены на 5-6 групп, в каждой свой неформальный руководитель
Азов Билецкий А. МВД Украины 470 Средняя Средний Носители праворадикальных и неонацистских взглядов.

Батальон был укомплектован и вооружен на средства И. Коломойского. На данный момент больше имеет отношение к О. Ляшко. Получил статус полка.

Шахтерск Филоненко А. МВД Украины 250 Достаточное Достаточный Политические интересы неопределенные, колеблются. Неформально подчиняются О. Ляшко. На данный момент находятся в сложной ситуации, на грани разоружения из-за ситуации в Иловайске.
Донбасс Семенченко С. Минобороны Украины, Нацгвардия Украины и МВД Украины 500 Достаточное Высокий На базе батальона «Донбасс» сформированы спец. рота батальона «Айдар» и батальон спецназначения «Донбасс» Нацгвардии Украины, подконтрольный МВД Украины.
УНСО Винницкий К. Минобороны Украины 600 Среднее Высокий Две базы в Житомире и Виннице, высококвалифицированные инструктора, которые имеют боевой опыт, включая службу во Французском иностранном легионе.
Днепр 1

 

Береза Ю. МВД Украины 500 Высокое Высокий Финансируется главой госадминистрации Днепропетровской области И. Коломойским.
Днепр 2 Неизвестно Неизвестно 200 Слабое Неплохой Выходцы из Правого сектора и ДУК, которые откололись от батальона «Донбасс».
Киев -1 Сатаренко В. МВД Украины 460 Среднее Средний В составе этого батальона проходит службу добровольцем сын Министра внутренних дел Украины Арсена Авакова — Александр Аваков
Киев – 2 Войцеховский Б. МВД Украины 300 Среднее Низкий Проблемы с вооружением, преимущественно трофейное.

 

Далее я коснусь возникновения, руководства и первых действий батальона «Азов». Предыстория «Азова» здесь более тщательно анализируется не только потому, что это подразделение — одно из первых и наиболее известных явлений своего рода. «Азов» также является одним из наиболее проблематичных и необычных из новых вооруженных частей Украины. «Азов» — не единственная добровольческая часть с правоэкстремистскими тенденциями. Но руководство этого полка до его создания наиболее демонстративно и безапелляционно заявляло о своем биологическом расизме.

Более того, правоэкстремистские организации Социал-национальная ассамблея (СНА), «Патриот Украины» (ПУ), Misanthropic Division [sic][26] и «Братство», которые были в той или иной мере вовлечены в создание «Азова», имеют, как будет частично проиллюстрировано ниже, противоречивую, если не парадоксальную историю. Биографии некоторых из первых основателей полка странным образом включают, по крайней мере, опосредованное сотрудничество с режимом Януковича. В случае «Братства», в той или иной мере вовлеченного в возникновение «Азова», его история даже включала, как будет показано ниже, временные контакты с яро антиукраинскими российскими организациями.

В иностранных СМИ — особенно российских, но местами и западных — полк «Азов» иногда представляют как некий прототип добровольческих батальонов Украины. Информированные обозреватели же указывали на особенность «Азова» и на общую сложность однозначной политологической классификации и интерпретации добровольческих батальонов. Например, Шон Уолкер из британской газеты Гардиан после глубокого журналистского исследования пришел к выводу: «Азовцы — меньшинство среди украинских войск, и даже они, каким бы неприятными ни были их взгляды, не антирусские. На самом деле, язык общения батальона — русский, и для большей части из них русский является родным языком»[27]. Более того, нижеприведенные детали говорят о том, что необычные биографии и расистские идеи руководителей полка выделяют эту структуру из ряда других батальонов — даже из тех, у кого несколько похожие радикальные националистические тенденции.

Появление, истоки и идеология батальона «Азов»

Непосредственная предыстория батальона «Азов» начинается в заключительной фазе протестов Евромайдана. В феврале 2014 года Олег Ляшко — лидер тогда еще маргинальной и связанной с Сергеем Лёвочкиным[28] (то есть бывшим руководителем Администрации Президента Януковича) Радикальной партии — вместе с тремя другими депутатами Верховной Рады Украины представил законопроект №4271 о внесении изменений в Закон Украины «О применении амнистии в Украине» (касательно полной реабилитации политических заключенных)[29]. В результате принятия этого закона было освобождено 28 политических заключенных[30]. Среди освобожденных лиц были так называемые «васильковские террористы» (названы по бывшему месту их главной активности — город Васильково Киевской области) Сергей Бевз, Игорь Мосийчук, Владимир Шпара и Андрей Билецкий, которые чуть позже сформируют костяк изначального руководства «Азова»[31].

В 2014 году «васильковские террористы» были признаны виновными в намерении взорвать памятник Ленину в городе Борисполь и, в связи с этим, в подготовке теракта и незаконном обращении с оружием и взрывными веществами, а также в призывах к свержению конституционного порядка[32]. Они являются членами правоэкстремистской организации Социал-национальная ассамблея (СНА) — киевской неонацистской группировки, которая в 2008 году была сформирована харьковской организацией «Патриот Украины» (ПУ). Созданный в 2006 году ПУ, в свою очередь, является особенно радикальным ответвлением бывшей Социал-национальной партии Украины (СНПУ), превратившейся в 2004 году во Всеукраинское объединение «Свобода»[33]. В СНА/ПУ перешла пара десятков в основном молодых или очень молодых активистов СНПУ, которые не согласились с ребрендингом СНПУ как «Свобода» под её новым руководителем Олегом Тягнибоком[34]. В последующие годы активисты СНА и ПУ были обвинены в украинской прессе в участии в разных полукриминальных схемах, связанных, в том числе, с мэром Харькова Геннадием Кернесом. Социал-националисты неоднократно нападали на людей с «неславянской» внешностью — например, 13 сентября 2008 года, а также 1 января и 31 марта 2009 года[35].

Ведущий исследователь постсоветского правого радикализма Вячеслав Лихачев (Евроазиатский еврейский конгресс) иллюстрирует неонацистский характер СНА/ПУ, цитируя, например, её лидера Андрея Билецкого, известного как «белый вождь»: «Мы выступаем с ярко выраженных антимигрантских позиций. При этом мы не разделяем миграцию на законную и незаконную. Миграция однозначно является негативным фактором для существования нашего народа и нашей страны. Она подтачивает биологические, экономические и цивилизационные основы существования нашего народа. […] Мигрантский вопрос действительно является одним из ключевых. Наше кредо — уничтожать все, что уничтожает наш народ. Как известно, восстановить можно все, экономику, порядок на улицах, демографию, сильную армию и флот, ядерное оружие, но единственное, что невозможно восстановить — чистоту крови»[36].

В статье «Язык и Раса: первичность вопроса» Билецкий пишет: «Украинский социал-национализм считает Украинскую Нацию [sic] кровно-расовой общностью. […] Раса есть все для нациогенеза — Раса это основа, на которой вырастает надстройка в виде национальной культуры, которая, снова-таки, происходит от расовой природы народа, а не от языка, религии, экономики и т.п.»[37]. В статье «Украинский расовый социал-национализм» Билецкий утверждает, что «люди от природы рождаются с разными способностями и возможностями, и поэтому счастье человека — это когда он находит свое место в национальной иерархии и добросовестно выполняет свою жизненную задачу»[38].

В программной статье ПУ, подписанной именем Билецкого, утверждается, что «лечение нашего Национального организма необходимо начинать с Расового очищения Нации. И тогда в здоровом Расовом теле возродится здоровый Национальный Дух, а с ним культура, язык и все остальное. Кроме вопроса чистоты, мы должны обратить внимание также на вопросы полноценности Расы. Украинцы — это часть (причем одна из крупнейших и самых качественных) европейской Белой Расы. Расы-Творца великой цивилизации, самых высоких человеческих достижений. Историческая миссия нашей Нации в это переломное столетие — возглавить и повести за собой Белые Народы всего мира в последний крестовый поход за свое существование. Поход против возглавляемого семитами недочеловечества»[39].

«Слово белого вождя» — обложка брошюры текстов Андрея Билецкого.

«Слово белого вождя» — обложка брошюры текстов Андрея Билецкого[40].

Правда, стоит упомянуть, что летом 2015 года в эфире интернет-проекта «Громадське ТВ» во время онлайн-интервью с Билецким была упомянута критика эксперта Атлантического Совета США Адриана Каратницкого касательно цитированных публикаций. Тележурналистка спросила Билецкого: «Дистанцируете ли Вы себя от событий, которые были в прошлом?», на что командир «Азова» ответил: «Мне очень сложно дистанцировать себя от того, чего на самом деле не было. Адриан Каратницкий чудесно знает, что эти цитаты появились после заявления Лаврова, где он непосредственно это цитирует, и их выдумали непосредственно российские ФСБшники». Билецкий заявил, что никогда не писал подобные статьи, и что есть видео- и аудиозаписи, которые являются подлинными, а расистские тексты под его именем были сфабрикованы российской пропагандой в начале лета 2014 года, когда начал формироваться «Азов»[41].

В 2008-2009 годах СНА/ПУ получила некоторую медийную известность своим участием в провокационных, политтехнологических кампаниях совместно с «Братством» Дмитрия Корчинского и партией «Новая сила» Юрия Збитнева[42]. Упоминание этих пока мало исследованных сюжетов здесь важно, возможно, не только для лучшего понимания феномена «Азова», но и для более полной интерпретации развития Евромайдана. С сегодняшней перспективы, в частности, массовая драка с милицией, которую устроили «Братство» и СНА/ПУ у здания СБУ 18 октября 2008 года, может показаться прологом к известному штурму «Банковой», с которого началась эскалация насилия в противостоянии между Евромайданом и режимом Януковича 1 декабря 2013 года.

Дмитирий Корчинский и Андрей Билецкий на встрече под названием Командно-штабные учения «Деятельность добровольческих подразделений на крымском театре военных действий», организованной «Братством» Корчинского и «Новой Силой» Юрия Збитнева. Киев, 20 декабря 2008 года

Дмитирий Корчинский и Андрей Билецкий на встрече под названием Командно-штабные учения «Деятельность добровольческих подразделений на крымском театре военных действий», организованной «Братством» Корчинского и «Новой Силой» Юрия Збитнева. Киев, 20 декабря 2008 года[43].

Мужчины с эмблемой СНА/ПУ на ул. Банковой. Киев, 1 декабря 2013 года

Мужчины с эмблемой СНА/ПУ на ул. Банковой. Киев, 1 декабря 2013 года[44].

В этот день разного рода радикализированные и в основном выступающие в масках протестующие Евромайдана, среди них многие с символикой СНА/ПУ, пытались захватить пустое здание Администрации Президента Украины. Исследователь постсоветского правого радикализма Антон Шеховцов (Легатум институт) докладывает, цитируя очевидца событий, что «штурм Администрации был, по словам одного из участников “Правого сектора”, спровоцирован несколькими “сорокалетними мужиками”, которые “и начали подталкивать ребят со словами: ’Вперед, ребята, не бойтесь! Сейчас мы их разнесем! Вперед, в атаку!’ Среди националистов их никто не знал. Кстати, сами мужики в схватке не участвовали”. Эта ситуация почти полностью повторила события 9 марта 2001 года, когда на той же “Банковой” неизвестные спровоцировали столкновения с “Беркутом”, что было использовано властью для ареста ряда ведущих членов акции “Украина без Кучмы”»[45].

Казус Корчинского и связь «Азова» с Ляшко

Наиболее известный участник судьбоносной акции 1 декабря 2013 года — Дмитрий Корчинский, лидер организации «Братство»[46], члены которой позднее примут участие в создании «Азова»[47] и окажутся в избирательном списке Радикальной партии Ляшко на парламентских выборах 2014 года. Корчинский был особенно часто замечен в провокационных акциях[48], похожих на события под Администрацией Президента[49].

Дмитрий Корчинский на ул. Банковой 1 декабря 2013 года

Дмитрий Корчинский на ул. Банковой 1 декабря 2013 года[50].

Несмотря на то, что Корчинский уже с ранних 1990-х был одной из наиболее заметных фигур украинской ультранационалистической среды[51], в 2005 году лидер «Братства» выступал лектором в российском молодежном летнем лагере «Селигер», организованном околокремлевским движением «Наши». Сегодняшний куратор украинской политики Кремля и помощник Президента РФ по вопросам взаимоотношений с Абхазией и Южной Осетией Владислав Сурков, как тогдашний заместитель руководителя Администрации Президента РФ, еще до «Селигера» встречался с Корчинским на форуме «Европа: итоги года перемен», который проходил в Москве в конце июня 2005 года[52]. По информации российской прессы, на этом форуме Корчинский заявил, что российские общественные организации, фонды и институты «должны противостоять разнообразным оранжевым поползновениям и внутри страны, и на всем постсоветском пространстве»[53].

Более того, Корчинский в 2004-2007 годах был (совместно с председательницей прокремлёвской Прогрессивной социалистической партии Украины Наталией Витренко) официальным членом Высшего совета Международного евразийского движения под руководством российского правого радикала Александра Дугина[54]. В середине 2000-х Корчинский публично выступал как союзник Дугина, хотя последний до этого неоднократно делал особенно украинофобские высказывания[55]. Дугин, например, в своей книге «Основы геополитики», опубликованной в 1997 году, писал: «Суверенитет Украины представляет собой настолько негативное для русской геополитики явление, что, в принципе, легко может спровоцировать вооружённый конфликт… Украина как государство не имеет никакого геополитического смысла. У нее нет ни особой культурной вести универсального значения, ни географической уникальности, ни этнической исключительности. Исторический смысл Украины отражен в самом её названии — “Украина”, т.е. “окраина”, “пограничные территории”»[56]. Тем не менее, по словам Виктора Шнирельмана (Институт этнологии и антропологии РАН), Корчинский выступил «21 сентября 2005 года на митинге [дугинского] Евразийского союза молодежи, проходившем на Славянской площади в Москве по случаю 625-ой годовщины битвы на Куликовом поле, [где он] призвал к беспощадной войне против атлантической цивилизации и заявил, что война эта близка, как никогда»[57].

Более того, есть подозрение, что незадолго до или после объявления Корчинского в розыск в связи с событиями 1 декабря 2013 года ультранационалист временно переехал из Украины в Россию и давал из российского убежища скайп-интервью украинским телеканалам[58]. Если эта информация подтвердится, то было бы примечательно, что Корчинский находился примерно в декабре 2013 — феврале 2014 года в России, хотя в это время в кремлевских СМИ раскручивалась широкомасштабная дезинформационная кампания, связанная с украинским радикальным национализмом. Российские государственные телеканалы и газеты представляли Евромайдан как фашистское и антироссийское явление и демонизировали лидера «Правого сектора» и «Тризуба им. С. Бандеры» Дмитрия Яроша как решающего фигуранта тогдашних киевских событий. Тогда как украинский радикальный националист Ярош был объявлен в российский розыск, другому украинскому ультранационалисту Корчинскому, видимо, была предоставлена возможность скрыться от украинского розыска в России.

Слева направо: Руководитель пресс-службы Международного «Евразийского движения» Валерий Коровин, заместитель председателя партии «Братство» Алексей Арестович, лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский, лидер Международного «Евразийского движения» Александр Дугин. Москва, февраль 2005 года

Слева направо: Руководитель пресс-службы Международного «Евразийского движения» Валерий Коровин, заместитель председателя партии «Братство» Алексей Арестович, лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский, лидер Международного «Евразийского движения» Александр Дугин. Москва, февраль 2005 года[59].

Слева направо: Руководитель пресс-службы Международного «Евразийского движения» Валерий Коровин, заместитель председателя партии «Братство» Алексей Арестович, лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский, лидер Международного «Евразийского движения» Александр Дугин. Москва, февраль 2005 года

Слева направо в первом ряду: Константин Крылов (известный националистический публицист), Александр Дугин, Дмитрий Корчинский, Валерий Коровин. Митинг Евразийского союза молодёжи, Москва, 21 сентября 2005 года[60].

На фоне его российских связей стоит добавить, что Корчинский не только является радикальным украинским националистом, но в начале 1990-х годов в связи с созданием УНА-УНСО тесно сотрудничал с Юрием Шухевичем, то есть с сыном Романа Шухевича, бывшего главнокомандующего УПА и руководителя ОУН(Б). С ноября 2014 года Юрий Шухевич — депутат Верховной Рады от Радикальной партии Олега Ляшка. Корчинский в 1990-х также был автором лозунга «Крым будет украинским или безлюдным!»[61]. Он, тем не менее, за последние годы часто приезжал в Россию, что ещё более удивительно ввиду того, что он, по словам покойного Владимира Прибыловского (Агентство «Панорама»), «в 1996 году воевал в Чечне на стороне чеченских сепаратистов. В опубликованных в 2005 году воспоминаниях о Чеченской войне (в книге «Революция от кутюр») в числе прочего [Корчинский] рассказывает, как в его присутствии убивали пленных российских солдат (перерезали горло, а потом достреливали)»[62].

Дмитрий Корчинский и Игорь Мосийчук в Мариуполе (или поблизости), июнь 2014 года

Дмитрий Корчинский и Игорь Мосийчук в Мариуполе (или поблизости), июнь 2014 года[63].

Антон Шеховцов в своей статье о «васильковских террористах» отмечает некоторые детали биографии другого и, в отличии от Корчинского, лишь недавно ставшего широко известным со-учредителя «Азова» Игоря Мосийчука, который был до августа 2014 года пресс-секретарем СНА/ПУ и батальона[64]: «Мосийчук не только бывший член УНА-УНСО (под [тогдашним] руководством  провокатора Дмитрия Корчинского) и [бывшей] Социал-национальной партии Украины (ныне “Свобода”), но и “правая рука” местного васильковского “князька-регионала” Сергея Иващенко. На местных выборах в Василькове в 2010 году Иващенко был переизбран мэром города (выдвигался от Партии регионов), а Мосийчук и Бевз[65] (оба шли от партии “За Украину!” Вячеслава Кириленко) стали депутатами местного совета. […] [Э]ти выборы были полностью сфальсифицированы Иващенко при помощи подчиненных ему фашистов из Социал-национальной ассамблеи (СНА). В частности, работа избирательной комиссии была заблокирована бандитами-фальсификаторами, среди которых были Мосийчук и Владимир Шпара [также один из будущих командиров “Азова”]»[66]. Мосийчук по списку упомянутой Радикальной партии Ляшко был избран 25 мая 2014 года в Киевский городской совет, а 26 октября 2014 года, опять по списку партии Ляшко, стал депутатом Верховной Рады. В тот же день по списку Радикальной партии были избраны в Верховную Раду упомянутый со-создатель УНА-УНСО Юрий Шухевич, активист «Братства» Дмитрий Линько и жена Дмитрия Корчинского — Оксана Корчинская[67].

Будущие народные депутаты Верховной Рады VIII созыва Игорь Мосийчук, Олег Ляшко и Андрей Лозовой (сегодня зампредседателя парламентской фракции партии Ляшко) летом 2014 года. Мосийчук и Лозовой здесь в футболках с эмблемой русско-украинской неонацистской группки Misanthropic Division[68].

Будущие народные депутаты Верховной Рады VIII созыва Игорь Мосийчук, Олег Ляшко и Андрей Лозовой (сегодня зампредседателя парламентской фракции партии Ляшко) летом 2014 года. Мосийчук и Лозовой здесь в футболках с эмблемой русско-украинской неонацистской группки Misanthropic Division[68].

Помимо Мосийчука, на киевских городских выборах 25 мая 2014 года по списку Радикальной партии был выдвинут и главный идеолог СНА/ПУ, доктор исторических наук Олег Однороженко, который, однако, не прошел в Киевсовет. Историк был, помимо Корчинского, вторым относительно известным участником попытки штурма Администрации Президента на ул. Банковой 1 декабря 2013 года. С начала создания «Азова» Однороженко является неофициальным «замполитом» батальона/полка[69].

Ему принадлежат, среди прочих, следующие слова: «Ограничению и контролю будут подвергнуты все инородные этно-расовые группы, с их последующей депортацией на исторические родины. Исходя из того, что мы, Украинские социал-националисты, рассматриваем так называемые “человеческие расы” как отдельные биологические виды, а человеком разумным (Homo Sapiens), в биологическом смысле, считаем только Белого Европейского Человека (без включения в это понятие так называемых “южных европеоидов”: средиземноморская, кавказская, памиро-ферганская и др. расы в биологическом отношении также являются отличным от нас биологическим видом), считаем своей прямой обязанностью исключить любые межрасовые (межвидовые) контакты, приводящие к межрасовому (межвидовому) смешению, и в конечном счете — к вымиранию Белого Человека»[70].

Олег Однороженко на ул. Банковой 1 декабря 2013 года

Олег Однороженко на ул. Банковой 1 декабря 2013 года[71].

От «черных человечков» до перехода в состав Национальной гвардии

По словам одного из создателей «Азова» Степана Байды, «история самого батальона, а позднее полка “Азов” начинается весной 2014 года в Киеве, когда в старом корпусе отеля “Козацкий” стали собираться некоторые представители Майдана и их вышедшие из тюрьмы соратники, которые были политзаключенными в период режима Януковича, из организации “Патриот Украины”. “Азов” начался из 30 человек энтузиастов, которые весной (2014 года — ред.) стали там собираться и организовываться. У активистов получилось юридически закрепиться в здании, чтобы это не выглядело как захват отеля “Козацкий”. Был также офис в Харькове на улице Рымарской, которую позже, 14 марта, пытались взять штурмом сепаратисты»[72].

В марте 2014 года в Харькове в ходе уличных столкновений появляются так называемые «черные человечки», то есть праворадикальные активисты в масках СНА/ПУ и другие националисты в черных формах. В украинской прессе сообщалось, что бойцы в Харькове видят себя противовесом «зеленым человечкам» и надвигающейся военной интервенции России на восток Украины. В прессе цитировалось объявление активистов, в котором говорилось: «Мы, украинцы Востока, наблюдая за бездействием властей и абсолютным саботажем силовых структур на местах, чувствуем себя беззащитными перед сепаратистами и оккупантами. Понимая это, берем на себя миссию освобождения всего Юго-Востока от оккупантов в лице диверсантов или так называемых “зеленых человечков” (российских военных, которые военной силой оккупировали Крым) и предателей-сепаратистов»[73].

Один из лучших экспертов по украинскому и российскому правому экстремизму Вячеслав Лихачев пишет, что «14 марта активисты “Патриота Украины” / СНА / “Правого сектора” под руководством […] Билецкого в Харькове вступили в физический конфликт с участниками сепаратистских выступлений. В ходе столкновения с применением огнестрельного оружия двое пророссийских активистов были убиты. […] [У]битые в Харькове, первые жертвы среди сепаратистов от рук реальных украинских националистов, были использованы антиукраинской пропагандой для дальнейшей мобилизации сторонников пророссийских взглядов. По сути, именно действия группы […] Билецкого были единственными сколько-нибудь реальными основаниями, использованными для создания образа угрозы со стороны “бандеровских карателей”»[74].

Стоит добавить, что указанный Лихачевым образ «бандеровских карателей» был в антиукраинской пропаганде российских СМИ артикулирован еще до этого события, и что кремлёвские журналисты могли при этом уже несколько раньше ссылаться на действия представителей СНА/ПУ. Это происходило, например, в связи с телевизионным обращением упомянутого Игоря Мосийчука от 24 февраля 2014 года, во время которого социал-националист, одетый в черную футболку с знаком СНУ/ПУ, напоминающим СС-овский «волчий крюк» (см. ниже), объявил касательно тогда начинающейся аннексии Крыма: «Любые попытки разорвать территориальную целостность Украины будут жестко наказаны. Если власть на это не способна, то “Правый сектор” сформирует “поезд дружбы”. Мы, как в 90-м УНСО, поедем в Крым, а тогда публика, подобная этой, как крысы убегали, когда колонна унсовцев входила в Севастополь»[75]. Такого рода сарказм мог восприниматься как мало прикрытая физическая угроза в адрес пророссийски и/или антимайдановски настроенных граждан украинского полуострова.

Игорь Мосийчук в студии канала «112 Украина», Киев, 24 февраля 2014 года

Игорь Мосийчук в студии канала «112 Украина», Киев, 24 февраля 2014 года[76].

Со слов Степана Байды, у изначальной группы добровольцев, которая позднее стала называть себя батальоном «Азов», был некий диалог с новой украинской властью, которая — по его воспоминаниям — предложила официально оформить возникшую группу в батальон, на тот момент под названием «Слобожанщина». Активистами были пройдены обследования медицинской комиссии за средства МВД. Однако этот проект не был продолжен, хотя, по словам Байды, у его группы остался контакт с государственными органами. Байда рассказывает, что 18 мая 2014 года его группа выехала в город Бердянск для тренировок на полигоне. Из вышеупомянутого отеля «Козацкий» в Киеве добровольцы приезжали на автобусах на полигон. На тот момент в этом активе, по словам Байды, было около 80 человек[77].

Называющий себя тогда пресс-секретарем движения под названием «Правый сектор-Восток» Игорь Мосийчук заявил, что активисты в черном не планируют оформиться в постоянную структуру. Тем не менее, в начале мая 2014 года началось создание батальона «Азов» группой Билецкого, видимо, при участии лидеров Радикальной партии Олега Ляшко, «Братства» Дмитрия Корчинского и других менее известных националистических активистов. Вскоре после своего сформирования[78] «Азов» освободил город Мариуполь, далее батальон участвовал в боях под Иловайском и в Приазовье.

Page-30-Image-12

Центральным символом эмблемы «Азова» стали аналогичные бывшей монограмме СНПУ и официальному знаку СНА/ПУ наложенные друг на друга латинские буквы «I» и «N», символизирующие фразу «Идея Нации». Этот символ одновременно является зеркальным изображением так называемого «волчьего крюка» (нем. Wolfsangel), который использовался, среди прочих, дивизией СС «Das Reich» (Империя) и голландской дивизией СС «Landstorm Nederland» (Земельная дружина Нидерландов) во времена Второй мировой войны, а также рядом неофашистских организаций после 1945 года[79]. В Министерстве внутренних дел Украины в ответ на соответствующую критику отметили, что знак СНА/ПУ является также эмблемой Нобеля. Министр Аваков также утверждал, что большинство добровольцев в батальоне «Азов» имеют свои собственные восприятия мира[80].

Как бы там ни было, символ «Идея Нации», как и отображенное за ним оккультное «черное солнце» в эмблеме полка, ввиду множества расистских высказываний лидеров «Азова» стоит рассматривать ка выражения неонацистского идеологического вектора руководства полка, а не как знаки, всего лишь случайно напоминающие правоэкстремистскую символику других стран и периодов. Связь между символикой «Азова» и идеологией СНА/ПУ подтверждается и тем, что волонтеры добровольческого батальона, которые летом 2014 года поддерживали «Азов» в Киеве, отмечали в интервью, что идеологический момент имеет место в деятельности их подразделения[81]. Билецкий после создания батальона в 2014 году признал: «Мы от себя не отходили. Все, что есть за душой у “Азова” — выходит из его правой идеологии, из наследия “Патриота Украины”»[82].

Неонацистский импульс создания «Азова» был настолько велик, что в его так называемом русском корпусе оказались неонацисты из России Роман Железнев[83], Алексей Кожемякин и Александр Паринов[84], а другой россиянин похожих взглядов Алексей Барановский, переехавший в Украину, мог исследовать будни «Азова»[85]. Примечательно, что Паринов и Барановский ранее были связаны с одной из самых пресловутых неонацистских группировок путинской России, с так называемой Боевой организацией российских националистов (БОРН)[86], которая, среди прочего, занималась целенаправленными убийствами российских антифашистов. Легальное крыло БОРНа «Русский образ»[87] одно время находилось под непрямым покровительством Кремля[88].

С началом масштабных боевых действий на востоке Украины из круга известных изначальных покровителей «Азова», видимо, ушел сначала Ляшко, а позднее и Мосийчук (детали этого раскола требуют дальнейших исследований). Самое знаковое лицо СНА/ПУ, Билецкий, остался командиром батальона и летом 2014 года получил широкую известность в украинской общественности благодаря многочисленными интервью украинским СМИ. 2 августа Билецкий был награжден Орденом «За мужество» III степени, а 15 августа он получил досрочное звание подполковника милиции[89].

К концу июня 2014 года численность батальона достигла около 500 человек. 18 сентября 2014 года на базе батальона по приказу Министра внутренних дел Украины Арсена Авакова был сформирован полк «Азов»[90]. Несколько позже было сделано официальное заявление о том, что Полк особого назначения МВД Украины «Азов» перейдет в состав Национальной гвардии Украины в составе 800 человек[91].

«Азов» таким образом, в этом новом качестве продолжает своё существование и увеличил (а, возможно, и дальше увеличивает) свою численность. Факт и последствия официального включения этого добровольческого подразделения в силовые структуры Украины открывают новую фазу в его развитии. Как и в случае «огосударствления» других новых украинских батальонов, возникших в 2014 году, соответствующее превращение «Азова» из явления постмайданного «третьего сектора» в часть нового украинского государства требует дальнейшего изучения, сравнительного рассмотрения и отдельной оценки.

Вместо заключения: переход создателей «Азова» в большую политику

Как указано, Мосийчук в 2014 году был избран по списку Радикальной партии сначала в Киевскую, а потом в Верховную Раду, однако в 2015 году оказался под следствием за коррупцию. Билецкий в сентябре 2014 года стал членом Военного совета новой партии Арсения Яценюка «Народный фронт» и изначально выдвигался под номером 50 по списку НФ на парламентских выборах. Только после протеста группы украинских политических экспертов и правозащитников фамилия Билецкого была удалена из списка[92].

Однако командир «Азова» все же был избран в Верховную Раду по одномандатному мажоритарному избирательному округу № 217 в Киеве (Оболонский район), получив 33,80% голосов избирателей. Хотя он официально был самовыдвиженцем, его кандидатуру де-факто поддержал «Народный фронт»[93]. 31 октября 2014 года другой бывший активист СНА/ПУ и заместитель командира «Азова» Вадим Троян был назначен начальником Главного управления Министерства внутренних дел Украины в Киевской области[94].

Эти тенденции настораживают и требуют корректировки со стороны украинских властей и демократических партий. Однако такие и сходные явления всё же не стоит рассматривать как сами по себе достаточные доказательства значительного взлета неонацизма в Украине. Как электоральная поддержка Билецкого, так и назначение Трояна полностью относятся к их военным успехам 2014 года, а не к их предыдущим политическим биографиям, и произошли вопреки их до сих пор малоизвестным в украинском обществе ультранационалистическим взглядам. По словам Антона Шеховцова, на избирательном округе Билецкого в Киеве «не было больше за кого голосовать из майданного/национал-демократического лагеря. Там, наверное, любой представитель этого лагеря победил бы»[95]. Еще весной 2014 года СНА/ПУ была маргинальной организацией, малоизвестной даже среди опытных журналистов и политологов Украины, не говоря уже о политических обозревателях за ее пределами. Как и «Братство» Корчинского, СНА/ПУ среди экспертов по правому экстремизму до 2014 года ассоциировалась в первую очередь с подозрительными политтехнологиями — и уже только потом с экстравагантными политическими идеями.

Несмотря на странную — даже в специфическом контексте украинского правого экстремизма — историю СНА/ПУ, к концу осени 2014 года некоторые из ее руководителей, вместе с их временным союзником Ляшко, через свое широко разрекламированное участие в создании, развитии и боях «Азова» смогли превратиться из политических статистов в — по крайней мере, временно — уважаемых персонажей украинской публичной жизни. На первый взгляд, они тем самым прошли путь, похожим на взлет других ранее неизвестных командиров добровольческих батальонов — например, комбата «Донбасса» Семена Семенченко (Константин Гришин), который 26 октября 2014 года был избран депутатом Верховной Рады по списку новой прозападной партии «Самопомощь». Однако совокупность странных аспектов возникновения батальона/полка «Азов» — то есть политтехнологические акции, в которые создатели «Азова» были вовлечены до войны, демонстративный неонацизм СНА/ПУ, а также временное сотрудничество Билецкого & Ко с такими политическими провокаторами, как Юрий Збитнев[96], Дмитрий Корчинский или Олег Ляшко — выделяют прошлое «Азова» среди историй других новых добровольческих частей Украины.

Примечания:

* Часть здесь представленных наблюдений была кратко изложена ранее на немецком языке в журнале Osteuropa (2015, №№ 1-2). Первый черновик манускрипта был закончен в ноябре 2014 года. Позднейшее развитие событий и открытия только частично учтены. Я глубоко благодарен Татьяне Безрук (Киев), Алине Поляковой (Вашингтон), Николаю Митрохину (Бремен), Леониду Полякову (Киев), Вячеславу Лихачеву (Иерусалим), Леониду Люксу (Айхштетт) и Антону Шеховцову (Лондон) за критику ранней версии этой статьи. Ответственность за оставшиеся неточности лежит на мне.

[1]  Wynnyckyi M. Charisma and the Dominant Paradigm of Socio-Political Change: Why Are East European Revolutions Always Unexpected? Доклад, прочитанный 1 октября 2014 года в серии лекций Contemporary Politics of Central and Eastern Europe в Киево-Могилянской академии.

[2] Skocpol Th. States and Social Revolutions: A Comparative Analysis of France, Russia and China. Cambridge, 1979.

[3] Умланд А. Исследования современных украинских ультранационалистических партий — c чистого листа: четыре причины недостаточного изучения постсоветских правоэкстремистских движений в Украине // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2013. № 1. С. 7-21.

[4] Umland A. Der Begriff der «unzivilen Gesellschaft» als Instrument der historischen und aktuellen Rechtsextremismusforschung // Forschungsjournal Neue Soziale Bewegungen. 2008. Vol. 21. № 4. P. 63-67.

[5] См., напр.: Пуглизи Р. Герои или злодеи? Добровольческие батальоны в послемайданной Украине // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2015. № 1. С. 79-98.

[6] Seawright J., Gerring J. Case Selection Techniques in Case Study Research: A Menu of Qualitative and Quantitative Options // Political Research Quarterly. 2008. Vol. 61. No. 2. P. 294-308.

[7] Среди первых обзоров отношения украинских крайне правых к добровольческим батальонам: Dunnett C. Ukraine’s «Battalions» Army, Explained // Medium. 17 September 2014; Ackles D. A Guide to Ukraine’s Far Right // Medium. 13 December 2014.

[8] Cohen J. Ukraine Should Beware the Azov Extremists // The Moscow Times. 20 July 2015.

[9] Shekhovtsov A. Look far right, and look right again // Open Democracy. 11 July 2014.

[10] О незначительности электоральных успехов украинских ультраправых до 2010 года: Умланд А., Шеховцов А. Праворадикальная партийная политика в постсоветской Украине и загадка маргинальности украинских ультранационалистов в 1994-2009 гг. перспективе // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2011. № 2. С. 157-180; Галушко К. Другая сторона украинского регионализма: комментарий к статье А. Умланда и А. Шеховцова // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2011. № 2. С. 181-186.

[11]  Besruk T. Es gab keinen «rechten Maidan» in der Ukraine // Wostok. 2014. №№ 2-3. Р. 31-33.

[12]  Безрук T. По одну сторону баррикад: наблюдения о радикальных правых и левых на киевском Евромайдане // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2013. № 2. С. 90-96; Умланд А., Шеховцов А. Украинские правые радикалы, евроинтеграция и неофашистская угроза: сравнительные наблюдения о сегодняшнем украинском политическом ультранационализме // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2014. № 1. С. 50-57; Лихачев В. «Правый сектор» и другие: национал-радикалы и украинский кризис конца 2013 г. — начала 2014 г. // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2014. № 2. С. 75-116.

[13] Шеховцов А. Всеукраинское объединение «Свобода»: oт успеха на выборах к провалу в революции // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2015. № 1. С. 65-78.

[14] Umland A. The Right-Wing Extremisms of Post-Soviet Russia and Ukraine, 1991-2014: Hypotheses on Differences in Their Permutation and Performance. Presentation prepared for the Danyliw Seminar on Contemporary Ukraine. University of Ottawa, 2 November 2014.

[15] Zarembo K. Ukraine In-Depth: On Volunteer Battalions // EUobserver. 10 October 2014.

[16] Polyakova A. From the provinces to the parliament: How the Ukrainian radical right mobilized in Galicia // Communist and Post-Communist Studies. 2014. № 2. Р. 211-225. Polyakova A. The Dark Side of European Integration: Social Foundations and Cultural Determinants of the Rise of Radical Right Movements in Contemporary Europe. Stuttgart, 2015.

[17] Личная коммуникация с Л. Поляковым, ноябрь 2015 г.

[18] См., напр.: Mitrokhin N. Infiltration, Instruktion, Invasion: Russlands Krieg in der Ukraine // Osteuropa. 2014. № 8. Р. 3-16; Митрохин Н. Грубые люди: как русские националисты спровоцировали гражданскую войну в Украине // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2014. № 2. С. 53-74; Mitrokhin N. Infiltration, Instruction, Invasion: Russia’s War in the Donbass // Journal of Soviet and Post-Soviet Politics and Society. 2015. № 1. P. 219-250.

[19] Личная коммуникация с Н. Митрохиным, ноябрь 2014 г.

[20] Бутусов Ю. Добровольческие батальоны: структура, страхи, проблемы боевого применения // Зеркало недели. Украина. 29 августа 2014.

[21] Minakov M. Changing Civil Society After Maidan // Danyliw Seminar on Contemporary Ukraine. University of Ottawa, 31 October 2014.

[22] Бутусов Ю. Добровольческие батальоны; Вони воюють за Україну: список батальйонів, котрі беруть участь в АТО // Слово і діло. 3 сентября 2014; Зона АТО: Батальйон «Воля» // 24.tv.ua. 2 сентября 2014; Деякі Закарпатські ЗМІ виріши відправити на війну батальйон, котрий існує 18 днів // Час Закарпаття. 17 июля 2014; Сич О. Батальйони територіальної оборони у всіх областях України створюються на виконання завдань Уряду // Урядовий портал. 19 мая 2014; Тимчишин І. Війна кличе // Галицький корреспондент. Б.д.; На Тернопільщині почалося бойове злагоджування батальйона територіальноі оборони // Міністерство Оборони України. 6 июля 2014; 333 добровольці сформували батальйон територіальної оборони // Уe.ua. 1 сентября 2014; 48 буковинські воєнні відправили в батальйон територіальной оборони в Запоріжжя // Чернівецьке Незалежне Інформаційне Агенство. 4 сентября 2014; В Вінниці сформовано батальйон територіальної оборони // Військо. 22 мая 2014; Тернопільський шостий батальйон територіальної оборони «Збруч» отримав цінний медичний апарат // Тернопільська обласна рада. Б.д.; В Житомирі створено батальйон «Полісся» // УНІАН. 21 мая 2014; До АТО сьогодні приєднався батальйон територіальної оборони Києва // ТВi.ua. 10 июля 2014; Волинський батальйон територіальної оборони почав бойове злагодження в польових умовах // Міністерство Оборони України. 10 июля 2014; Ігор Андрійченко про службу в 13-му БТО // Новини Чернігова. 27 июля 2014; Черкаський батальйон територіальної оборони повністю підтримується громадою Черкас // Рідна Черкащина. 14 июля 2014; Батальйон «Черкаси» обеззброєний в складі 450 чоловік відмовився йти на передову // Дзеркало Тижня. 9 сентября 2014; Солдати окремого батальйона територіальної оборони «Суми» отримали омуніцію від київської регіональної організації миротворців // Region News Суми. 11 июня 2014; Воєнослужбовці батальйону територіальної оборони Кіровоградщини прийняли Присягу на вірність українському народу // Міністерство Оборони України. 11 июля 2014; Миколаївським бійцям 49-го батальйону територіальної оборони передали нову техніку // Преступности.нет. 24 октября 2014; Бутусов Ю. Добровольчі батальйони: структура, страхи, проблеми бойового застосування; Нові часті територіальної оборони створюються на Херсонщині // Голос України. 4 сентября 2014; На Харьковщині створені нові батальйони територіальної оборони // Укрінформ. 30 апреля 2014; Тимошенко Д. Войовничі та безстрашні: 25-й батальйон готується до відправки на Донбас // Газета УА. 11 июня 2014; Запорізькі баталйьони територіальної оборони чекають добровольців // Запорізька державна обласна адміністрація. 7 октября 2014; В новому батальйоні тероборони Харьківщини буде нова танкова рота // ВВС Україна. 22 октября 2014; Міноборони та Дніпропетровська ОДА до кінця вересня створять 43-й батальйон територіальної оборони // УНІАН. 13 июня 2014; Шуклинов П. Обитель Яроша: репортаж с прифронтовой базы Правого сектора // ЛIГАБiзнесIнформ. 11 ноября 2014.

[23] Львовская УНА-УНСО отправит в зону АТО свой батальон // Полемика. 23 июля 2014.

[24] См., напр.: Vatchagaev M. Two Battalions of Chechens Now Fighting the Russians in Ukraine // Eurasia Daily Monitor. 2014. Vol. 11. № 199.

[25] Буковецкая М. Украинские добровольческие батальоны: Кто есть кто на карте боевых действий // MIGnews.com.ua. 23 сентября 2014.

[26] Shekhovtsov A. Look far right, and look right again. По впечатлению Шеховцова, эти три организации, СНА, ПУ и MD, практически тождественны. Он, более того, подозревает, что СНА/ПУ и «Азов» имеют связи с министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Личная коммуникация с А. Шеховцовым, ноябрь 2014 г. См. также: Shekhovtsov A. Wie Vetternwirtschaft ukrainischen Neonazis nützt // Zeit Online. 11 December 2014.

[27] «The Azov are a minority among the Ukrainian forces, and even they, however unpleasant their views may be, are not anti-Russian; in fact the lingua franca of the battalion is Russian, and most have Russian as their first language» Walker S. Azov fighters are Ukraine’s greatest weapon and may be its greatest threat // The Guardian. 10 September 2014.

[28] Ляшко летает чартерами за счет Левочкина — эксперты // Взгляд. 28 июня 2014; Ложный лидер: Олег Ляшко расчищает дорогу бывшей власти? // АнтиКор. 18 августа 2014; Эксперт: Ляшко ушел с политической орбиты Левочкина // РИА Новости Украина. 15 сентября 2015.

[29] Проект Закону про внесення змін до Закону України «Про застосування амністії в Україні» (щодо повної реабілітації політичних в’язнів) від 27.02.2014.

[30] Рада наново реабілітувала 28 осіб як політв’язнів. Список // Украiнська правда. 27 лютого 2014.

[31] Лихачев В. Батальон «Азов» и политические амбиции неонацистов // Евроазиатский еврейский конгресс. 1 сентября 2014.

[32] Шеховцов А. «Васильковские террористы», они же бандиты и неонацисты // Anton Shekhovtsov’s Blog. 11 января 2014.

[33] Об СНПУ: Rudling P.A. The Return of the Ukrainian Far Right: The Case of VO Svoboda // Analysing Fascist Discourse: European Fascism in Talk and Text / Ed. R. Wodak, J.E. Richardson. L. 2013. Р. 228-255; Iovenko A. The Ideology and Development of the Social-National Party of Ukraine and Its Transformation into the All-Ukrainian Union «Svoboda»: Origins of the Ukrainian Nationalist Party (1990-2004) // Communist and Post-Communist Studies. 2015. August.

[34] Подробнее об этом: Shekhovtsov A. From Para-Militarism to Radical Right-Wing Populism: The Rise of the Ukrainian Far-Right Party Svoboda // Right Wing Populism in Europe: Politics and Discourse / Ed. B. Mral, M. Khosravinik, R. Wodak. L., 2013. P. 256-258; Шеховцов А. Всеукраинское Объединение «Свобода»: проблема легитимности борьбы за власть // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2013. № 1. С. 22-63.

[35] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий // Этнографическое оборзение [sic]. 5 ноября 2014.

[36] Цит. по: он же. Батальон «Азов» и политические амбиции неонацистов.

[37] Цит. по: он же. Что НАМ в НИХ не нравится – I.

[38] Там же.

[39] Там же.

[40] Там же.

[41] Якщо ми хотіли тишу, можна було не вбивати 5000 військових, а відразу віддати території — Білецький // Громадське Телебачення. 31 июля 2015.

[42] Шеховцов А. Украинские крайне правые и Евромайдан // Главком. 3 января 2014.

[43] Бiлозерська О. Підготовка до війни в Криму // Знаю, як треба! 21 грудня 2008.

[44] Shekhovtsov A. «Re-organisation of the Ukrainian space», or Putin’s agents in Ukraine // Anton Shekhovtsov’s Blog. 20 December 2013.

[45] Шеховцов А. Украинские крайне правые и Евромайдан.

[46] Shekhovtsov A. Ukrainian Extra-Parliamentary Extreme Right Behind the Provocations at the President Administration // Anton Shekhovtsov’s Blog. 1 December 2013.

[47] 45 «черных человечков» отправились вчера из Киева в Донбасс // Левый берег.19 мая 2014; Nemtsova А. War and Murder in Eastern Ukraine // The Daily Beast. 27 May 2014.

[48] Shekhovtsov A. The Dubious Role of Bratstvo in the 2012 Parliamentary Elections in Ukraine // Anton Shekhovtsov’s Blog. 7 December 2013.

[49] Бутусов Ю. Банкова, 1 грудня: хроніка провокації // Дзеркало тижня. Україна. 6 грудня 2014.

[50] МВД, несмотря на свое заявление о причастности Корчинского к провокациям на Банковой, его не подозревает // Цензор.нет. 3 декабря 2013.

[51] См., напр.: Корчиньский Д. Війна у натовпі. К., 1999.

[52] Румянцев Ф. Боевик, тесно связанный с Кремлем // Газета.ru. 18 марта 2006.

[53] Цит. по: Шеховцов А. Украинские крайне правые и Евромайдан.

[54] Прибыловский В. Корчинский Дмитрий Александрович // Антикомпромат. Б.д. Подробнее о фашизме Дугина: Шеховцов А. Палингенетический проект неоевразийства: идеи возрождения в мировоззрении Александра Дугина // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2009. № 2. С. 105-126; Умланд А. Патологические тенденции в русском «неоевразийстве»: о значении взлета Александра Дугина для интерпретации общественной жизни современной России // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2009. № 2. С. 127-143.

[55] Умланд A. Фашистский друг Витренко: странный союз между украинским «прогрессивным социализмом» и российским «неоевразийством» // Украинская правда. 26 октября 2006; он же. Александр Дугин, европейский фашизм и Витренко: что общего? // Украинская правда. 20 июля 2007.

[56] Дугин А. Часть 5. Внутренняя геополитика России // Центр консервативных исследований. 13 сентября 2009.

[57] Шнирельман В. Евразия или Европа? Роль Украины в евразийском и Евразии в украинском дискурсе // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2009. № 1. С. 141.

[58] Корчинський після штурму Банкової виїхав до Росії, а полковник «Беркуту» міг займатися провокаціями // ТСН. 5 грудня 2013; Shekhovtsov A. «Re-organisation of the Ukrainian space», or Putin’s agents in Ukraine.

[59] Евразийский антиоранжевый фронт // Евразия.орг. 23 февраля 2005.

[60] «Мы пришли, чтобы править!» Куликовская битва в Москве – митинг и шествие ЕСМ // Евразия.орг. 22 сентября 2005.

[61] Балутенко М., Прибыловский В. Кто есть кто в политике на Украине: биографический сборник. М., 2007. С. 141-143.

[62] Там же. С. 143. См. также: Придонов A. Дмитрий Корчинский ответит за Чечню // Utro.ru. 20 марта 2006.

[63] Білозерська O. Батальйон «Азов»: бій за Маріуполь // Білозерська.Info. 16 червня 2014.

[64] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – II: Игорь Мосейчук // Этнографическое оборзение [sic]. 5 ноября 2014.

[65] Бевз был также активистом СНА/ПУ, однако позже оказался в батальоне «Киев-2». Личная коммуникация с В. Лихачевым, ноябрь 2015 г.

[66] Шеховцов А. «Васильковские террористы», они же бандиты и неонацисты; Калинин А. Командир батальона «Азов» Владимир Шпара: «Мы пришли не за властью, а защищать свою Родину» // Pro.Berdyansk.Biz.UA. 12 июня 2014.

[67] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – III: Дмитрий Линько // Этнографическое оборзение [sic]. 5 ноября 2014.

[68] Источник: http://3.bp.blogspot.com/-4K7WDQrm-Yc/U9445nbfjpI/AAAAAAAACL8/UxplbBXaK0I/s1600/Lyashko-SNA.jpg.

[69] См. также: Пилипчук I. В російських одностроях: українські націоналісти за «русскую» конфедерацію трьох народів (ЧАСТИНА 1) // Тексти. 29 марта 2013; Пилипчук I. Сила слова: Тягнибок вживає ті самі лексичні конструкції, що і українофоби (ЧАСТИНА 2) // Тексти. 29 марта 2013.

[70] Цит. по: Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий.

[71] Шеховцов А. Неонацистские провокаторы «Правого сектора» // Anton Shekhovtsov’s Blog. 28 марта 2014.

[72] Как создавался полк «Азов» // UkrLive.tv. 30 июня 2015.

[73] Кто такие «черные человечки»: тренируются на базах в двух областях и действуют по ночам // Сегодня. 28 апреля 2014.

[74] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий.

[75] «Правый сектор» сформирует «поезд дружбы» и не допустит раскола Украины, – Мосийчук // 112 Украина. 24 февраля 2014.

[76] Там же.

[77] Как создавался полк «Азов».

[78] В Запорожской области бойцы батальона «Азов» проходят учения // РепортерUA. 21 мая 2014.

[79] Умланд А., Шеховцов А. Націонал-екстремізм, що не відбувся? Праворадикальна партійна політика в пострадянській Україні та загадка електоральної маргінальності українських ультранаціоналістів у 1994-2009 роках // Політична критика. 2011. № 2. С. 17-34. С. 24.

[80] Голубов А. Арсен Аваков: Мир нужен, но не любой ценой // Фокус. 30 сентября 2014.

[81] Интервью Т. Безрук с волонтерами батальона «Азов», 10 сентября 2014 года, г. Киев.

[82] Цит. по: Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий.

[83] Шеховцов А. Российский нео-нацист Роман Железнов просит политического убежища в Украине // Anton Shekhovtsov’s Blog. 14 июля 2014.

[84] Гриценко А. От Донбасса до «Азова»: украинское досье БОРН // Політична критика. 24 февраля 2015.

[85] Барановский А. Азовский дневник // Петр и Мазепа. 5 сентября 2014.

[86] Гриценко А. От Донбасса до «Азова».

[87] Прибыловский В. Русский образ // Антикомпромат.

[88] Horvath R. Russkii Obraz and the Politics of «Managed Nationalism» // Nationalities Papers. 2014. Vol. 42. № 3. Р. 469-488. Более того, бывшие близкие к «Русскому образу» активисты Евгений Валяев и Станислав Бышок сегодня «представляют себя “политическими экспертами”. Сейчас они трудоустроены в “Народную дипломатию” и Международную организацию по наблюдению за выборами “CIS-EMO”». Литой А. Дело Ильи Горячева: от БОРН до Антимайдана // The Insider. 3 июня 2015. О CIS-EMO см.: Шеховцов А. Политически мотивированное международное наблюдение за местными выборами 2015 года в Украине // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2015. № 2. Бышок даже стал «экспертом» по украинскому правому радикализму: Бышок С. Иллюзия свободы: куда тянет Украину Тягнибок. Третье изд. М., 2013.

[89] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий.

[90] Батальйон «Азов» розширили до полку // Вісник + К. 18 сентября 2014.

[91] Полк «Азов» перейдет в состав Нацгвардии – Аваков // Интерфакс-Украина. 9 октября 2014.

[92] Эксперты призвали Яценюка не выдвигать комбата «Азова» кандидатом в нардепы // Обозреватель. 15 сентября 2014.

[93] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – I: Андрей Билецкий.

[94] Лихачев В. Что НАМ в НИХ не нравится – IV: Бонус! Вадим Троян // Этнографическое оборзение [sic]. 5 ноября 2014; Coynash H. Disastrous Police Appointment // Human Rights in Ukraine. 7 November 2014.

[95] Личная коммуникация с А. Шеховцовым, ноябрь 2014 г.

[96] Шеховцов А. Странные друзья Юрия Збитнева и Юрия Романенко // Anton Shekhovtsov’s Blog. 22 декабря 2013.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.