Именно карта предвосхитила пространственную реальность, а не 
наоборот. 
Иными словами, карта была не моделью той реальности,
которую она намеревалась представить, а образцом для сотворения
самой этой реальности.

Thongchai Winichakul,

цитата по книге Бенедикта Андерсона «Воображаемые сообщества»

После седьмого класса мы с братом сменили школу. На первом уроке истории — а это был один из моих любимых предметов — нас попросили вырезать из бумаги контур Украины и обвести его в тетради с десяток раз. От четверти к четверти, по мере продвижения по временной шкале истории, карта эта закрашивалась разными цветами в зависимости от того, кому территория Украины принадлежала в тот или иной период. Последнюю карту следовало закрасить полностью. Это символизировало современность, когда, наконец-то, спустя тысячелетие Украина стала сама собой, заняв всю территорию, предназначенную ей со Средневековья, если не от создания времен. Так школа прививала мне и тысячам таких, как я, универсальную картину мира, большую объяснительную схему, гранд-нарратив. Потом эстафету подхватил университет, этот же нарратив ретранслирует телевизор — и именно его мне пришлось увидеть в работе Ивана Мельничука на выставке «Лучше, хуже, еще хуже» в Центре визуальной культуры.

Мельничук. Краще, гірше, ще гірше. ЦВК

Контурная карта — явление сугубо идеологическое. Она не предполагает свободы действий, как почему-то полагает Мельничук. Линии, нанесенные на нее, обладают конституирующей силой и соответствуют скорее политическим представлениям составителя карты, нежели некой объективной реальности. Реальность эту они конструируют, замахиваясь на вечность, на вневременной трансцендентный характер, что дает возможность начертать контуры государства Украина во времена Великого переселения народов. Карта может быть раскрашена разными цветами, но это все равно та самая Украина, какую мы можем наблюдать и сейчас. Борьба же за изменение раскраски карты — это и есть реальный политический процесс, происходящий в планетарных масштабах. Одним словом — Геополитика.

Казалось бы, сколько слов уже было сказано об этом концепте? Но генералы от геополитики продолжают раскладывать карты глобальных сражений, в которых найдется место для каждого. Ну и, к тому же, сколько уже можно пинать старичка Хантингтона с его «столкновением цивилизаций»? Да и сам Мельничук в начале экскурсии подчеркнул, что Земля круглая, а все остальное мы уже додумываем сами. Но, по факту, нам опять предлагают глобальное противостояние Востока и Запада, прошедшее по Украине и растянувшееся на столетия.

Мельничук. Краще, гірше, ще гірше. ЦВК

Рассказывают и показывают. Надо лишь сложить пару карт — и все сразу становится ясно. Вот вам территория Дикого Поля, где во времена Средневековья никто не селился и проходили маршруты кочевников, а вот на том же месте граница предполагаемой Путиным Новороссии. Вот территория, которую хотел окупировать Гитлер, а вот планы большевиков по распространению мировой революции. Совпадение?.. Вобще, крылатую фразу Киселева можно написать практически под каждой работой. Хотя можно и не писать. То, что это совпадение, а не следствие каких-то скрытых причин, действительно никто не думает.

Ладно, геополитика, альянсы, глобальные войны и международные отношения были задолго до наших дней, но руководствовались они своей собственной логикой, собственным пониманием целесообразности. Их представления о мире, политической картине и идентификации свой / чужой могли в корне отличаться от теперешних, а политические силы неоднородны и несводимы к противостоянию по оси Восток-Запад. Нам же предлагается еще больше упростить и без того обобщенную геополитическую модель, взглянув на прошлое с позиции дня сегодняшнего. А точнее, такого, как мы видим его с подачи СМИ. Кто там у нас сейчас враг? Россия? Ну, значит, так должно было быть всегда. Кто там тянет нас на восток, отрывая от Европейской Цивилизации? ЛНР-ДНР? Ну, так и раньше ж всегда так было. И у Новгородских князей, определявшихся между Великим Княжеством Литовским и Московией, и во времена после смерти Хмельницкого, и в 17-м году, когда Украину, по утверждению автора, захватила армия РСФСР, и даже, прасти госпади, во время гражданской революции в Испании. Ну, туда ведь тоже ехали добровольцы. Чем не ДНР?

Мельничук. Краще, гірше, ще гірше. ЦВК

Автор утверждает, что никакой позиции он не занимает, а лишь дает возможность критически взглянуть на противостояние двух империй — России и Евросоюза, не делая выбора в пользу какой-то из них. Но концентрические круги по всему миру почему-то расходятся из Москвы, а не с Брюсселя или Вашингтона. Про империалистическую сущность (заметьте, не я про империи начал) западных стран не говорит на картах практически ничего, за исключением разве что гитлеровской Германии, но она, как хорошо известно каждому смотрящему новости украинцу, ближе к Советскому Союзу и современной России, чем к прогрессивным западным демократиям. Также попытка промаркировать политические группы разных времен и народов, так или иначе ориентировавшихся на Россию, тегом «ЛНР-ДНР», совершенно явно несет в себе негативную коннотацию вне зависимости от того, отдает ли себе отчет в этом сам автор.

В восьмом классе при проверке тетрадей мне поставили двойку: карты я разрисовал серым карандашом, а не цветными, как хотела учительница. Помнится, к истории я на время охладел. Еще больше в последнее время я охладел к современному искусству. Но даже профан вроде меня понимает, что художник, позиционирующий себя как социально-критический, должен продуцировать новые смыслы, играть на болевых точках, а не воспроизводить общественные тренды. Не заниматься пропагандой того, чего и так с избытком, а пытаться поставить под сомнение устоявшиеся представления. В этом смысле прозвучавшая от одного из посетителей фраза «вы показали правду» сдается мне худшим приговором.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.