Массовые протесты окрасили Рождество в Каталонии в желтый цвет — символ сторонников независимости. Самый острый со времен диктатуры Франко политический кризис разгорелся в Испании в результате референдума, который провели сепаратисты 1 октября 2017 года. Испания ввела прямое правление в регионе, применив Статью 155 Конституции, и распустила правительство Каталонии, назначив перевыборы. Но и те не смогли вывести страну из тупика.

Вот уже две недели после наступления нового года идут переговоры о том, кто будет возглавлять Каталонию. Кандидатура Карлоса Пучдемона, которого планировали выдвинуть на пост главы, нелегитимна, так как он пребывает в изгнании. Мадрид пригрозил сепаратистам сохранить действие Статьи 155, если Пучдемон все же станет лидером. Кто будет вместо него — все еще неизвестно, так как основные претенденты, лидеры сепаратистского движения, находятся либо в тюрьме, либо за пределами страны. Крайний срок для формирования правительства, который назначил Мариано Рахой, премьер-министр Испании, истекает 20 января. После этой даты ход перейдет к простому большинству — коалиции партий за объединенную Испанию 1.

«Хотим вернуться к нормальной жизни»

После провалившейся попытки референдума по вопросу отделения Каталонии внеочередные выборы, назначенные Мадридом после роспуска каталонского правительства, стали для жителей региона возможностью легитимно высказать свою позицию. Огромные очереди на избирательных участках 21 декабря красноречиво говорили о том, что ни сторонников отделения, ни сепаратистов не устраивает статус-кво.

IMG_5372

«Я против независимости и утопии, которую нам пытаются продать. Но я проголосовала за партию, которая поддерживает независимость. Это моя критика того, что случилось здесь 1 октября, критика реакции Испании», — говорит Эва Педрол, консультантка по коммуникациям в частной компании. Она проголосовала на участке в школе имени Жузепа-Марии Жужоля в одном из респектабельных районов Барселоны.

«Несколько лет назад я был против независимости. Но я поменял свое мнение из-за действий испанского правительства. Оно вело слишком жесткую политику», — согласен с ней еще одни избиратель — Джузеппе, пенсионер.

IMG_5275

«Я голосую, потому что я не понимаю, почему испанское правительство так себя ведет. Мы хотим референдум — а они все время говорят “нет”», — негодует студент Эстеве. У него в руках бюллетень партии Карлоса Пучдемона «Вместе за Каталонию», который он складывает в конверт, запечатывает и идет к столу с урной для голосования.

Прозрачные пластиковые боксы стали одним из символов сепаратистского движения после того, как на них устроила охоту испанская полиция. Один из таких контейнеров выставили как экспонат на участке в городке Сан-Жульян-де-Рамис в провинции Жирона. Тут голосовала супруга беглого каталонского президента Пучдемона, Марсела Топор. Самого Пучдемона на границе между Испанией и Францией поджидал усиленный испанским правительством пограничный контроль — на случай, если он захочет вернуться в Каталонию.

На одном из участков барселонского района Сантс-Монжуик работникам коммунальных служб пришлось снимать агитационные желтые ленточки с забора общественного центра и соседней школы. У сепаратистов в этом районе большая поддержка.

«Каталония для меня — это все. Я говорю по-каталонски, моя жена и дети тоже. Это мой родной язык. Проголосовать — это мое право, и я буду голосовать за партию независимости. Это важно для меня и моей страны», — говорит 36-летний преподаватель Альберт.

IMG_5284

IMG_5326

«Мы за демократию и за независимость Каталонии. Мы хотим, чтобы освободили политических заключенных. Мы хотим, чтобы эти выборы показали, чего хотят люди. Хотя и считаем их незаконными, потому что их назначило испанское правительство», — говорит Элизабет Вендрелл, 53-летняя преподавательница ВУЗа.

Она пришла голосовать со своей женой — Долорес Чаваррия, 56-летней государственной чиновницей. У обеих на одежде — желтые ленточки. Женщины разделили свои голоса между партиями «за независимость»: одна голосовала за партию Пучдемона, другая — за Левую республиканскую партию Каталонии. Обе — лидеры предвыборной гонки среди сепаратистских партий.

Борьба за независимость Каталонии окрашена не только в националистические тона. Для многих это демократическая революция в монархической Испании.

«Так странно, что сейчас происходят такие вещи, как во времена Франко. Нам указывают, что мы можем делать, а что нет. Если ты одеваешь желтое — тебя запрещают. Ты не можешь идти на демонстрацию. Тот факт, что в тюрьме находятся люди из-за идей — это возврат во времена Франко. Это фашизм!» — считает 39-летняя Джизелла.

Основной электорат «происпанских» партий живет на окраинах Барселоны. Например, в районе Тринитат-Нова на северо-востоке столицы.

IMG_5625

«Я не голосовал на референдуме в октябре, он был незаконным, — говорит Давид, 40 лет, администратор в частной компании. — Я каталонец, родился здесь. Но я человек мира, не только Каталонии. Я люблю путешествовать, люблю весь мир. Я мог бы жить где угодно». Свой голос он отдал за либеральную партию Иннес Арримадас «Граждане», которая выступает за то, чтобы Каталония осталась в составе Испании. Аргументы партий за независимость — слабые, нереальные, считает Давид. Особенно ему непонятно, как сепаратисты видят независимость от Испании в экономике.

Экономика региона, одного из самых успешных в Испании, уже почувствовала на себе влияние политических потрясений: 1500 компаний крупного и среднего бизнеса, решают вопрос перерегистрации своих главных офисов на территории Испании.

Потерять доступ к испанской лиге и прибыльным европейским соревнованиям побоялось и руководство футбольной гордости Каталонии — «Барсы». Клуб занял нейтральную позицию, несмотря на то, что отделение от Испании горячо поддерживают его фанаты, которые на матчах скандируют «Независимость!».

«Если индепендисты выиграют, у нас продолжится ситуация, которая ведет в никуда», — уверена Наталья, 48 лет, которая живет в Каталонии с 2002 года.

Наталья и Давид — представители так называемого «молчаливого большинства». Они не голосовали на референдуме, не так активно выражают свою политическую позицию на улицах и считают, что их дом — объединенная Испания. И, как показывают опросы, их большинство.

IMG_5221

Выборы проходят мирно, несмотря на полярные позиции избирателей. Каталонцев беспокоит разделение, возникшее в обществе за последние несколько месяцев. И винят они за это политиков из обоих лагерей.

«Я против независимости. я считаю, что индепендисты-политики разбивают нашу страну. Они это начали. Сегодняшняя ситуация с выборами — показатель того, насколько мы разделены. Я считаю, что можно было бы другим путем улучшить ситуацию», — считает Кармен, пенсионерка.

«Никто меня не представляет на 100%, даже на половину. Я не за независимость, но я и не согласна с тем, что происходит здесь», — говорит 18-летняя Арианна, для которой это первые выборы. Она решила голосовать «за меньшее зло» — альянс левых сил «Общая Каталония — Мы можем»,  который выступает за самоуправление для региона, но не примыкает ни к лагерю сепаратистов, ни к партиям за объединенную Испанию.

«Мы хотим вернуться к нормальной жизни. Но это невозможно», — высказывает общее мнение 59-летняя избирательница Мари-Хосе.

Пощечина испанскому правительству

«Мы приветствуем высокую явку избирателей. Это рекордные цифры по сравнению с любыми другими выборами в Каталонии», — сообщает после закрытия избирательных участков со сцены штаба «Эскерры» (Левой республиканской партии) Альфред Бош. Он лидер партии в городском совете Барселоны. Явка составила 81%, что, как отмечает влиятельная испанская газета El Pais, выше, чем на выборах 1982 года в Испании, имевших историческое значение для социалистов.

Голоса считают быстро, и результаты становятся известны уже ближе к полуночи в день выборов. Они оказываются неожиданными для многих.

IMG_5523

«Мы получили 37% в парламенте Каталонии! Это невероятно!» — со сцены на Площади Испании выступает Иннес Арримадас, лидерка унионистской партии «Граждане». Сотни ее сторонников радуются победе вместе с ней. Они машут флагами Испании и скандируют: «Я — испанец».

«Мы проголосовали за сосуществование, здравый смысл. Результат предельно четко показывает: мы — лидирующая политическая сила в Каталонии, а большинство каталонцев хочет оставаться в Испании и в составе ЕС. Партии националистов не будут говорить от имени всей Каталонии!», — победно провозглашает Арримадас. Кандидатка заканчивает свою речь традиционным для унионистов лозунгом: «Да здравствует Каталония, Испания и Европа!».

Самое большое количество избирателей — 1,1 миллиона — отдали голоса за «Граждан», что почти на 4% больше, чем у ближайшего соперника. Им оказался Карлес Пучдемон и его партия «Вместе за Каталонию», которая довольно неуверенно показала себя на предварительных соцопросах, но в итоге получает 34 места в парламенте. «Эскерра» с 32 местами — на третьем месте.

Сепаратисты тоже считают, что победа за ними. Партии за независимость в общей сложности получают достаточно голосов, чтобы сформировать парламентское большинство, в отличие от унионистов.

IMG_5480

IMG_5472

«Испанское правительство было повержено. Рахой и его союзники проиграли. Они получили пощечину от избирателей Каталонии!» — Карлес Пучдемон выступает с эмоциональной речью из Брюсселя, куда он бежал, опасаясь ареста. Сотни тысяч его сторонников внимают его словам в Барселоне.

Действительно, «Народная партия» премьера Испании Мариано Рахоя стала аутсайдером на этих выборах, получив всего три места в новом парламенте.

«С 1 октября, мы не слышали никаких извинений от правительства Испании. Мы должны восстановить демократию, легитимное правительство, свободу Каталонии», — дерзко заявляет отстраненный президент Каталонии.

Демократия в опасности

Под зданием тюрьмы в Барселоне в канун Рождества стоят сотни людей в колпаках Санта Клауса, только желтого цвета. Они хором поют рождественские песни и L’Estaca — песню каталонского сопротивления. Участники акции вытягивают руки, показывают знак каталонского флага — четыре пальца. В перерывах между песнями люди скандируют: «Свободу политзаключенным!»

IMG_5799

IMG_5659

Политзаключенные — это лидеры сепаратистов, в том числе вице-президент Каталонии Уриол Жункерас и главы влиятельных сепаратистских общественных организаций: Жорди Кишард из «Омниум культурал» и Жорди Санчес из «Национальной каталонской ассамблеи». Испанское правительство обвиняет их в антиправительственной деятельности, организации массовых протестов.

«Рождество для нас очень важный день. Потому мы здесь — для нашей семьи, для наших политических заключенных», — говорит Марсель Маури, вице-президент общественной организации «Омниум культурал», которая организовала эту акцию.

«Демократия в Каталонии сейчас в опасности, как и в Испании и Европейском Союзе. Фундаментальные ценности ЕС в опасности из-за репрессий, насилия испанского правительства над народом Каталонии», — убежден Маури.

IMG_5340

Организация устраивает регулярные акции в поддержку арестованных лидеров движения за независимость. Одна из масштабных акций — 45-тысячная акция в Брюсселе, где сейчас находится Карлес Пучдемон и еще четверо членов бывшего правительства.

«Они заявляют, что они за демократию. Но они очень неправильно ее понимают. Демократия — это не просто проголосовать, это уважать права людей. Они думают, что если у них большинство, то это уже демократично», — возражает Рафаэль Аренас Гарсия, юрист, один из лидеров общественной организации «Гражданское каталонское общество», выступающей против национализма и отделения Каталонии.

После референдума его организация вывела на улицы Барселоны около 350 тысяч сторонников объединения с Испанией. Люди скандировали на площади: «Мы — испанцы, каталонцы — испанцы!».

IMG_5805

Среди распространенных нарушений, которые «Гражданское каталонское общество» предало огласке, Гарсия называет использование сепаратистами административного ресурса. Он также говорит о переписывании истории в пользу националистического движения и об использовании языкового вопроса.

«Мы очень пристально наблюдали за тем, что происходило в Крыму и за решением Венецианской комиссии по поводу крымского референдума. Ее решение было важным для нас: референдум должен быть проведен в соответствии с конституцией страны. Конституция Испании не позволяет отделение части ее территории. Только территориальная целостность», — настаивает юрист.

«1 октября мы были очень близки к гражданской конфронтации. Нам очень повезло, что мы избежали ее», — добавляет Гарсия, который еще в недавнем прошлом занимал должность профессора в университете и вел тихую жизнь, а сегодня оказался в эпицентре политического противостояния.

«Я — каталонка»

Не утихает и дискуссия о вмешательстве России в ситуацию в Каталонии.

В начале января на сенатском комитете США демократы представили отчет о кампании дезинформации, которая велась в Каталонии через кремлевские новостные издания Russia Today и «Спутник» с помощью потов и фейковых аккаунтов в соцсетях.

«Причиной референдума были не только давние внутренние политические, культурные и экономические проблемы. Он предоставил Москве возможность влиять его исход, который ослабит Евросоюз в целом», — говорится в отчете.

Ранее правительство Испании также обвинило Россию в подогревании кризиса в Каталонии. Эти обвинения были основаны на анализе более 5 млн. репостов в соцсетях, который провел профессор Хавьер Лесака из Университета Джорджа Вашингтона в США. Об этом также говорится и в отчете испанского Королевского института «Элькано».

Россия отвергла все обвинения. Сторонники независимости же считают, что роль России преувеличивают намеренно, чтобы дискредитировать движение.

На видео, снятом «Омниум культурал», молодая девушка призывает не отворачиваться от того, что происходит в Каталонии, говорит о демократии, европейских ценностях и правах человека, на фоне — кадры мирных демонстраций и брутальных действий полиции. «Помогите Каталонии. Спасите Европу», — говорит девушка.

Проанализировав месседжи индепендистов, эксперты института «Элькано» пришли к выводу, что те намеренно используют образ украинского Майдана для мобилизации своих сторонников. Но тут же уточняют, что между Майданом и протестами в Каталонии — существенная разница. Правительство Испании не антиевропейское и не авторитарное, и его нельзя сравнить с режимом Виктора Януковича, подчеркивают эксперты.

«Если в Украине действительно были уличные протесты, то здесь это институциональное неповиновение, а правительство Каталонии поддерживало бы его с помощью гражданских организаций, связанных с этим правительством», — четко разграничивают две ситуации эксперты института.

В ответ участники движения за независимость напоминают, что институт консультирует испанское правительство и получает от него часть своего финансирования, а король Филипп VI — почетный председатель правления института.

Индепендисты каждый раз подчеркивают, что их протесты имеют исключительно мирный характер — в отличие от действий Мадрида, который санкционировал применение силы во время референдума 1 октября.

«Испанское правительство должно понять, что есть только одно решение этого политического конфликта — диалог между испанским правительством и правительством Каталонии», — говорит Марсель Маури из «Омниум культурал».

Евросоюз в ситуацию с Каталонией не вмешивается, опасаясь еще большего хаоса.  Однако президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предупредил, что нельзя игнорировать кризис в Испании.

«Хорошо, что в Каталонии никто ни в кого не стреляет — по крайней мере пока. Но мы не должны недооценивать ситуацию», — заявил глава Еврокомиссии, выступая перед студентами в Люксембурге. Но он также добавил, что если Каталония станет независимой, остальные сделают то же самое: «И мне это не нравится. Я не хочу, чтобы через 15 лет территория Евросоюза состояла из 100 разных государств. Уже достаточно тяжело и с 17 странами», — высказался Юнкер.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. 17 января главой каталонского парламента стал депутат от Левой республиканской партии Каталонии и сторонник независимости региона Роже Торрент. — Прим. ред.